Бюджетное общеобразовательное учреждение «Вышне-Должанская основная общеобразовательная школа»
 
Фотографии

Заболевания щитовидной железы актуальность


Частота и структура заболеваний щитовидной железы у детей и подростков по данным обращаемости Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

УДК 616.441-008.6-053.6-089 DOI: 10.22141/2224-0721.14.2.2018.130562

Урманова Ю.М., Азимова Ш.Ш., Рихсиева Н.Т.

Ташкентский педиатрический медицинский институт, Республиканский специализированный

научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз, г. Ташкент, Республика Узбекистан

Частота и структура заболеваний щитовидной железы у детей и подростков по данным обращаемости

For cite: Miznarodnij endokrinologicnij zurnal. 2018;14(2):163-167. doi: 10.22141/2224-0721.14.2.2018.130562

Резюме. Актуальность. Заболевания щитовидной железы (ЩЖ) у детей и подростков представляют собой актуальную проблему эндокринологии. Цель исследования — изучить частоту и структуру заболеваний ЩЖ у детей и подростков по данным обращаемости за период 2012-2016 гг. Материалы и методы. Под наблюдением в отделе детской эндокринологии Республиканского специализированного научно-практического медицинского центра эндокринологии МЗ РУз за период с 2012 по 2016 г. находилось 213 детей и подростков с различными заболеваниями ЩЖ. Результаты. Большую часть больных, обратившихся за медицинской помощью, составили пациенты с врожденным гипотиреозом — 94 случая (44,1 %), далее — узловой зоб — 35 наблюдений (16,4 %), диффузный токсический зоб — 30 пациентов (14,0 %), а также диффузный нетоксический зоб I-II ст. — 19 (8,9 %), аутоиммунный тиреоидит — 14 (6,5 %), многоузловой зоб — 15 (7,0 %), острый гнойный струмит — 2 (0,9 %), папиллярная адено-карцинома — 2 (1,0 %). Пациентам наиболее часто выполнялась тотальная тиреоидэктомия — 14 (34 %) наблюдений, гемиструмэктомия — 10 (24 %), расширенная резекция доли — 6 (14,5 %). Выводы. Частота осложнений основных заболеваний у детей и подростков составляла: задержка скелетного развития — 17,8 %, задержка физического, полового, умственного, речевого развития — 25,8 %, задержка физического, умственного развития — 20,4 %, задержка физического, полового развития — 15,6 %, задержка физического развития — 14,5 %.

Ключевые слова: щитовидная железа; дети и подростки; заболевания; эпидемиология

CD ■ Fl ® Клшчна тиреоТдолопя

/Clinical Thyroidology/

International Journal of endocrinology

Введение

Заболевания щитовидной железы (ЩЖ) у детей и подростков представляют собой актуальную проблему эндокринологии. Это обусловлено, с одной стороны, тем, что ВОЗ относит йододефицитные расстройства к наиболее распространенным неинфекционным патологиям [1]. С другой стороны, до сих пор эта проблема вызывает много споров и дискуссий в литературе, несмотря на имеющиеся международные стандарты и руководства по диагностике и лечению заболеваний ЩЖ [2].

В условиях йодного дефицита помимо увеличения объема ЩЖ нарушается физическое, интеллектуальное и половое развитие детей [3]. Была выяв-

лена прямая корреляционная связь между степенью задержки пубертата и роста у мальчиков и тиреоид-ным статусом обследуемых [7].

Кроме того, в йододефицитных регионах у женщин нарушается репродуктивная функция, увеличивается количество выкидышей и мертворожденных, возрастает перинатальная и детская смертность, повышается риск радиационно-инду-цированных заболеваний ЩЖ [4]. Наличие эндемического зоба у детей значительно повышает риск развития хронических заболеваний [5].

В последние годы распространенность заболеваний ЩЖ у женщин во время беременности растет, что, несомненно, определяет состояние физи-

© «Ммнародний ендокринолопчний журнал» / «Международный эндокринологический журнал» / «International Journal of Endocrinology» («Miznarodnij endokrinologicnij zurnal»), 2018 © Видавець Заславський О.Ю. / Издатель Заславский А.Ю. / Publisher Zaslavsky O.Yu., 2018

Для корреспонденции: Урманова Юлдуз Махкамовна, доктор медицинских наук, доцент кафедры эндокринологии, детской эндокринологии, Ташкентский педиатрический медицинский институт, ул. Богишамол, 223, г. Ташкент, 100140, Республика Узбекистан; e-mail: [email protected]

For correspondence: Yulduz Urmanova, MD, PhD, Associate Professor at the Department of endocrinology, pediatrics endocrinology, Tashkent pediatric medical institute, Bagishamal st., 223, Tashkent, 100140, Republic of Uzbekistan; e-mail: yulduz.urmanov[email protected]

ческого и психического здоровья подрастающего поколения. Установлено, что даже субклинические формы тиреоидной патологии у матери могут крайне неблагоприятно отразиться на состоянии плода и новорожденного [6].

Основная роль йодной недостаточности в патогенезе эндемического зоба общепризнана, кроме того, в настоящее время доказано влияние на развитие данной патологии природных и техногенных факторов, нарушающих утилизацию йода и реализацию его биологического эффекта в условиях уже существующего йодного дефицита [7].

Постоянно меняющаяся экологическая и радиологическая обстановка способствует росту частоты заболеваний ЩЖ и меняет структуру тиреоидной патологии [8]. По мнению экспертов ВОЗ, недостаток йода является самой распространенной причиной умственной отсталости у детей, которую легко предупредить [9, 10].

Распространенность эндемического зоба в Республике Узбекистан в динамике у детей и подростков за период с 1998 по 2014 г. снизилась в среднем с 68 до 54 %, однако степень йодного дефицита остается высокой [11].

Таким образом, спектр заболеваний ЩЖ широк и помимо самого распространенного проявления йодной недостаточности — нетоксического зоба дефицит йода может приводить к нарушению репродуктивной функции и полового созревания, к задержке физического развития, а также к недоразвитию интеллекта вплоть до формирования тяжелых форм кретинизма и может служить фоном для роста соматической патологии [2, 8].

Профилактика дефицита йода и эндемического зоба позволяет без больших затрат в короткие сроки значительно оздоровить население и практически ликвидировать йододефицитные заболевания (ЙДЗ) и их осложнения [1, 7]. Однако в литературе недостаточно внимания уделяется изучению медико-биологических и социально-гигиенических факторов, влияющих на формирование ЙДЗ у детей и подростков.

Таблица 1. Распределение больных по возрасту и по группам (по ВОЗ)

Возраст, лет Мальчики Девочки

До одного года - -

От одного года до четырех лет 2 4

5-10 лет 14 35

11-14 лет 28 56

15-17 лет 19 44

18-21 лет 4 7

Всего 67 146

Вместе с тем практика показывает наличие более широкого спектра заболеваний ЩЖ у детей и подростков, включая аутоиммунный тиреоидит (АИТ), узловой (многоузловой) зоб и рак [2, 10]. Это послужило причиной для проведения настоящего исследования.

Цель исследования — изучить частоту и структуру заболеваний щитовидной железы у детей и подростков по данным обращаемости за период 2012— 2016 гг.

Материалы и методы

Под наблюдением в отделе детской эндокринологии Республиканского специализированного научно-практического медицинского центра эндокринологии МЗ РУз за период с 2012 по 2016 г. находилось 213 детей и подростков с различными заболеваниями ЩЖ, из них мальчиков было 67 (31,4 %), девочек — 146 (68,5 %). 20 здоровых детей и подростков соответствующего возраста составили группу контроля.

Всем больным выполнялся комплекс исследований, включавший общие анализы крови и мочи, биохимические (глюкоза, электролиты крови, АЛТ, АСТ), гормональные (тиреотропный гормон — ТТГ, паратгормон — ПТГ, свободный тироксин —

Таблица 2. Характеристика заболеваний щитовидной железы у обследованных больных

Заболевание Число больных Всего,

Мальчики Девочки n (%)

Врожденный гипотиреоз 36 58 94 (44,1)

Смешанный зоб 8 27 35 (16,4)

Диффузный токсический зоб 4 26 30 (14,0)

Диффузный зоб 1-11 ст. 8 11 19 (8,9)

Аутоиммунный тиреоидит 4 10 14 (6,5)

Многоузловой зоб 4 11 15 (7,0)

Острый гнойный струмит 1 1 2 (0,9)

Узловой зоб 1 - 1 (0,5)

Киста шеи 1 - 1 (0,5)

Папиллярная карцинома ЩЖ - 2 2 (1,0)

Всего 67 146 213

Таблица 3. Виды выполненного хирургического лечения у больных с патологией ЩЖ

Заболевание Вид операции Всего

Гемиструмэктомия 9

Тотальная тиреоидэктомия 2

Смешанный зоб Экономная резекция щитовидной железы с узлом перешейка 3

Удаление аденомы 1

Расширенная резекция доли щитовидной железы 6

Диффузный токсический зоб Тотальная тиреоидэктомия 2

Околототальная тиреоидэктомия 1

Тотальная тиреоидэктомия 9

Многоузловой зоб Гемиструмэктомия 1

Субтотальная тиреоидэктомия 2

Острый гнойный струмит Вскрытие гнойника 2

Киста шеи Удаление кисты шеи 1

Папиллярная карцинома ЩЖ Тотальная тиреоидэктомия 2

Всего 41

свТ4, пролактин) исследования, определение антител к тиреоидной пероксидазе (АТ-ТПО), ЭКГ, ультразвуковое исследование (УЗИ) ЩЖ, рентгенографию органов грудной клетки. Кроме того, у пациентов выполняли исследование функции па-ращитовидных желез (ПЩЖ) — радиоизотопную сцинтиграфию. Пациентам также выполняли антропометрические исследования на основе международной росто-весовой карты Таннера — Вайтха-уза, оценки стадии полового развития по Таннеру.

Полученные данные обрабатывали с помощью компьютерных программ Microsoft Excel и Statisti-ca 6. Вычисляли средние значения (М), стандартные

Рисунок 1. Частота осложнений при различных заболеваниях щитовидной железы у детей и подростков (в %) Примечания: ЗСкР — задержка скелетного развития; ЗФПУРР — задержка физического, полового, умственного, речевого развития; ЗФУР — задержка физического, умственного развития; ЗФПР — задержка физического, полового развития, ЗФР — задержка физического развития.

отклонения средних (т). Достоверность различий в уровне между группами оценивалась по величине доверительного интервала и критерия Стьюдента (р). Различия считали статистически значимыми при р < 0,05.

Результаты

В табл. 1 представлено распределение больных по полу и возрасту.

Большинство пациентов были в подростковом возрасте, а именно от 11 до 14 лет — 84 человека (39,4 %), при этом чаще болели девочки — 56 из 84 (66,6 %). Далее нами была изучена характеристика заболеваний ЩЖ у больных (табл. 2).

Как видно из табл. 2, большинство больных были с врожденным гипотиреозом — 94 случая (44,1 %), далее — смешанный зоб — 35 наблюдений (16,4 %), диффузный токсический зоб (ДТЗ) — 30 пациентов (14,0 %), а также диффузный зоб 1—11 ст. — 19 (8,9 %), аутоиммунный тиреоидит (АИТ) — 14 (6,5 %), многоузловой зоб — 15 (7,0 %). При этом в двух случаях (13,3 %) многоузловой зоб был токсическим. Следует отметить, что у пациентов встречались такие заболевания, как острый гнойный струмит — 2 случая (0,9 %), папиллярная карцинома — 2 случая (0,9 %), киста шеи — 1 случай (0,5 %), узловой зоб — 1 случай (0,5 %).

Пациентам было выполнено хирургическое лечение в 19,2 % случаев. Виды выполненного хирургического лечения представлены в табл. 3. При этом наиболее часто проводилась тотальная тирео-идэктомия — 14 (34 %) наблюдений, гемиструмэк-томия — 10 (24 %) случаев и расширенная резекция доли — 6 (14,5 %).

Далее нами были изучены осложнения основного заболевания у детей и подростков (рис. 1).

На связь между заболеваниями ЩЖ и задержкой общего развития у детей и подростков указывают исследования многих авторов [2—6]. По

данным других авторов, дети и подростки, проживающие в йододефицитных регионах, имеют существенные отклонения в физическом развитии, особенно при наличии эндемического зоба. При этом отмечается снижение весо-ростовых соотношений, нарастание доли детей с дефицитом массы тела, сниженными величинами площади поверхности тела и т.д. [8].

По нашим данным, частота осложнений основных заболеваний у детей и подростков была следующей: задержка скелетного развития — 17,8 %, задержка физического, полового, умственного, речевого развития — 25,8 %, задержка физического, умственного развития — 20,4 %, задержка физического, полового развития — 15,6 %, задержка физического развития — 14,5 %.

Обсуждение

Подростковый возраст является критическим с медицинских и социальных позиций [6, 9], в том числе и для формирования патологии щитовидной железы. Своевременное обследование и проведение комплекса лечебно-профилактических мероприятий и коррекции функциональных нарушений в препубертатном периоде позволило бы предотвратить формирование зоба, гипотирокси-немии и целого ряда ассоциированных состояний (задержка полового и физического развития, нарушения менструального цикла, ментальные расстройства) в пубертате.

По определению ВОЗ, все ЙДЗ могут быть предотвращены, тогда как изменения, вызванные недостатком йода на этапе внутриутробного развития и в раннем детском возрасте, являются необратимыми и практически не поддаются лечению. Поэтому группы населения, у которых имеется наибольший риск развития ЙДЗ, требуют особенного внимания. Такими группами максимального риска являются женщины в период беременности и грудного вскармливания, а также дети и подростки.

Проводимые ранее исследования позволили оценить тяжесть зобной эндемии и выраженность проявлений нарушения полового и физического развития девочек школьного и подросткового возраста, проживающих в йододефицитных регионах [2, 7].

Наше исследование также подтверждает литературные данные.

Полученные результаты требуют дальнейшего длительного наблюдения и лечения пациентов.

Выводы

1. Большую часть больных по обращаемости составили пациенты с врожденным гипотиреозом — 94 случая (44,1 %), на втором месте — смешанный зоб — 35 наблюдений (16,4 %), на третьем — диффузный токсический зоб — 30 пациентов (14,0 %), а также диффузный зоб 1—11 ст. — 19 (8,9 %), аутоиммунный тиреоидит — 14 (6,5 %), многоузловой зоб — 15 (7,0 %), острый гнойный струмит — 2 (0,9 %), папиллярная аденокарцинома — 2 (1,0 %).

2. Частота осложнений основных заболеваний у детей и подростков была следующей: задержка скелетного развития — 17,8 %, задержка физического, полового, умственного, речевого развития — 25,8 %, задержка физического, умственного развития — 20,4 %, задержка физического, полового развития — 15,6 %, задержка физического развития — 14,5 %.

3. Пациентам была оказана хирургическая помощь различного характера, при этом наиболее часто была выполнена тотальная тиреоидэктомия — 14 (34 %) наблюдений, гемиструмэктомия — 10 (24 %) случаев, расширенная резекция доли — 6 (14,5 %).

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.

References

1. Zimmermann MB, Boelaert K. Iodine deficiency and thyroid disorders. Lancet Diabetes Endocrinol. 2015;3(4):286-95. doi: 10.1016/S2213-8587(14)70225-6.

2. Sanabria A, Kowalski LP, Shah IP, et al. Growing incidence of thyroid carcinoma in recent years: Factors underlying overdiagnosis. Head Neck. 2018;40(4):855-866. doi: 10.1002/ hed.25029.

3. Moghaddam PA, Virk R, Sakhdari A, Prasad ML, Cosar EF, Khan A. Five Top Stories in Thyroid Pathology. Arch Pathol Lab Med. 2016;140(2):158-70. doi: 10.5858/arpa.2014-0468-RA.

4. Vanderpump MP. The epidemiology of thyroid disease. Br Med Bull. 2011;99:39-51. doi: 10.1093/bmb/ldr030.

5. Eastman CI. Screening for thyroid disease and iodine deficiency. Pathology. 2012;44(2):153-9. doi: 10.1097/ PAT.0b013e32834e8e83.

6. Moreno-Reyes R, Glinoer D, Van Oyen H, Vandevijvere S. High prevalence of thyroid disorders in pregnant women in a mildly iodine-deficient country: a population-based study. I Clin EndocrinolMetab. 2013;98(9):3694-701. doi: 10.1210/jc.2013-2149.

7. Emre A, Akbulut S, Sertkaya M, et al. Assessment of clinical and pathological features of patients who underwent thyroid surgery: A retrospective clinical study. World I Clin Cases. 2018;6(3):20-26. doi: 10.12998/wjcc.v6.i3.20.

8. Pellegriti G, Frasca F, Regalbuto C, Squatrito S, Vigneri R. Worldwide increasing incidence of thyroid cancer: update on epidemiology and risk factors. I Cancer Epidemiol. 2013;2013:965212. doi: 10.1155/2013/965212.

9. Dean DS, Gharib H. Epidemiology of thyroid nodules. Best Pract Res Clin Endocrinol Metab. 2008 Dec;22(6):901-11. doi: 10.1016/j.beem.2008.09.019.

10. Wang C, Crapo LM. The epidemiology of thyroid disease and implications for screening. Endocrinol Metab Clin North Am. 1997;26:189-218. PMID: 9074859.

11. Ismailov SI, Karimova MM, Abdurazzakova DS, Rashi-tov MM, Kulimbetov MT, Yuldasheva FZ. Results of Epidemiological Surveys of Iodine Deficiency Disorders Prevalence in Fergana Region of Republic of Uzbekistan. Miznarodnij endokrinologicnij zurnal. 2012;(41):10-13. (in Russian).

Получено 15.02.2018 ■

Урманова Ю.М., A3iM0Ba Ш.Ш., Рих^ева Н.Т.

Ташкентський педiатричний медичний нститут, Республканський спецiалiзований науково-практичний медичний центр ендокринологП МОЗ РУз, м. Ташкент, Республка Узбекистан

Частота i структура захворювань щитоподiбноï залози у д^ей i пiдлiткiв за даними звертання

Резюме. Актуальтсть. Захворювання щитоподiбноi залози (ЩЗ) у дiтей i тдлггшв е актуальною проблемою ендокринологii. Мета дослгдження — вивчити частоту i структуру захворювань ЩЗ у дней i пiдлiткiв за даними звертання за перюд 2012—2016 рр. Матерiалu та методы. Шд наглядом у вщдш дитячоi ендокринологii Республь канського спецiалiзованого науково-практичного медич-ного центру ендокринологи МОЗ РУз за перюд з 2012 по 2016 р. перебувало 213 дггей i пщлггшв iз рiзними захво-рюваннями ЩЗ. Результаты. Ыльшу частину хворих, яы зверталися по медичну допомогу, становили пащенти iз уродженим гiпотиреозом — 94 випадки (44,1 %), далi — вузловий зоб — 35 спостережень (16,4 %), дифузний ток-сичний зоб — 30 пащентав (14,0 %), а також дифузний не-

токсичний зоб I—II ст. — 19 (8,9 %), автогмунний тирео-щит — 14 (6,5 %), багатовузловий зоб — 15 (7,0 %), гострий гнтний струми — 2 (0,9 %), папглярна аденокарцинома — 2 (1,0 %). Пацгентам найчастiше виконувалася тотальна тиреощектомгя — 14 (34 %) спостережень, гемгструмекто-м1я — 10 (24 %), розширена резекцгя частки — 6 (14,5 %). Висновки. Частота ускладнень основних захворювань у дь тей i тдлггшв становила: затримка скелетного розвитку — 17,8 %, затримка фгзичного, статевого, розумового, мов-ного розвитку — 25,8 %, затримка фгзичного, розумового розвитку — 20,4 %, затримка фгзичного, статевого розвитку — 15,6 %, затримка фгзичного розвитку — 14,5 %. Ключовг слова: щитоподгбна залоза; дати й тдлпхи; захворювання; епщемюлот

Yu.M. Urmanova, Sh.Sh. Azimova, N.T. Rikhsieva

Tashkent State Medical Institute, Tashkent, Republic of Uzbekistan Republic Specialized Scientific and Practical Medical Centre of Endocrinology, Tashkent, Republic of Uzbekistan

Prevalence and structure of thyroid diseases in children and adolescents according to the data of appealability

Abstract. Background. Thyroid pathology in children and adolescents is a topical problem of endocrinology. The purpose was to study the incidence and structure of thyroid pathology in children and adolescents from data of 2012—2016. Materials and methods. Under supervision in the department of pediatric endocrinology of the Republic Specialized Scientific and Practical Medical Centre of Endocrinology of the Ministry of Health of Republic of Uzbekistan in 2012 to 2016, there were 213 children and adolescents with different thyroid diseases. Results. Greater part was presented by patients with congenital hypothyroidism — 94 cases (44.1 %), then — nodular goiter — 35 persons (16.4 %), diffuse toxic goiter — 30 patients (14.0 %), and also diffuse non-toxic goiter degree I—II — 19

(8.9 %), autoimmune thyroiditis — 14 (6.5 %), multinodular goiter — 15 (7.0 %), acute strumitis — 2 (0.9 %), thyroid canci-noma — 2 (1.0 %). The patients underwent a different spectrum of surgical treatment, total thyroidectomy was performed in 14 (34 %), hemistrumectomy — in 10 (24 %) , extended thyroid lobectomy — in 6 (14.5 %) cases. Conclusions. The incidence of complications of major diseases in children and adolescents was as follows: delay in skeletal development — 17.8 %, delay in physical, sexual, mental, speech development — 25.8 %, physical, mental retardation — 20.4 %, delay in physical and sexual development — 15.6 %, physical development delay — 14.5 %. Keywords: thyroid gland; children and adolescents; diseases; epidemiology

Проблемы с щитовидной железой | Гипотиреоз | Гипертиреоз

Щитовидная железа - это железа в форме бабочки на шее, чуть выше ключицы. Это одна из ваших эндокринных желез, вырабатывающих гормоны. Гормоны щитовидной железы контролируют скорость многих видов деятельности вашего тела. К ним относятся, как быстро вы сжигаете калории и как быстро бьется ваше сердце. Все эти действия являются метаболизмом вашего тела.

Проблемы с щитовидной железой включают

  • Зоб - увеличение щитовидной железы
  • Гипертиреоз - когда ваша щитовидная железа вырабатывает больше гормонов щитовидной железы, чем требуется вашему организму
  • Гипотиреоз - когда ваша щитовидная железа не вырабатывает достаточно гормонов щитовидной железы
  • Рак щитовидной железы
  • Узлы щитовидной железы - уплотнения в щитовидной железе
  • Тиреоидит - отек щитовидной железы

Для диагностики заболеваний щитовидной железы врачи используют историю болезни, медицинский осмотр и тесты щитовидной железы.Иногда они также используют биопсию. Лечение зависит от проблемы, но может включать лекарства, радиойодтерапию или операцию на щитовидной железе.

Департамент здравоохранения и социальных служб по вопросам здоровья женщин

.

Аутоиммунные заболевания щитовидной железы

Цель обзора . С января 2005 г. публикуются исследования в области аутоиммунных заболеваний щитовидной железы. Обзор разделен на области этиологии, аутоиммунных свойств, аутоантител, механизма повреждения клеток щитовидной железы, B-клеточных ответов и T-клеточных ответов. Также рассматривается диагноз и взаимосвязь между аутоиммунным заболеванием щитовидной железы, новообразованием и заболеваниями почек. Недавние открытия . Сообщалось об аутоиммунных заболеваниях щитовидной железы у людей, живущих в разных частях мира, включая Северную Америку, Европу, Балканы, Азию, Ближний Восток, Южную Америку и Африку, хотя приведенные цифры не полностью отражают количество инфицированных за год.Случаи не распознаются из-за неточного диагноза и, следовательно, рассматриваются как другие заболевания. Однако самые последние исследования показали, что аутоиммунные заболевания щитовидной железы человека (AITD) поражают до 5% населения в целом и чаще встречаются у женщин в возрасте от 30 до 50 лет. Резюме . Аутоиммунное заболевание щитовидной железы - результат сложного взаимодействия генетических факторов и факторов окружающей среды. В целом, этот обзор расширил наши представления о механизме патогенеза AITD и взаимосвязи между аутоиммунным заболеванием щитовидной железы, новообразованием и заболеванием почек.Он открыл новые направления исследований, которые в конечном итоге приведут к улучшению клинической практики.

1. Введение

Основными заболеваниями щитовидной железы человека являются зоб (диффузный или узловой), гипертиреоз, гипотиреоз, аутоиммунный тиреоидит и новообразования [1]. Типы тиреоидита вызывают воспаление ткани щитовидной железы и могут выделять предварительно сформированный гормон из коллоидного пространства, вызывая тиреотоксикоз, который носит временный характер и сопровождается выздоровлением или развитием гипотиреоза.При остром и подостром тиреоидите часто присутствует болезненность щитовидной железы и боль в шее. С другой стороны, тихий тиреоидит лишен местных симптомов [2].

В США и Канаде экстраполированные значения распространенности составляют 5 873 108 и 650 157, соответственно. В Австрии и Бельгии распространенность составляет 163 495 и 206 965, соответственно. В Боснии и Македонии распространенность составляет 8 152 и 40 801, соответственно. Для Китая и Индии распространенность составляет 25 976 952 и 21 301 412, соответственно, а в Египте и Иране - 1 522 348 и 1 350 064, соответственно.В Южной Африке распространенность составляет 888 969 [3]. Ежегодная заболеваемость тиреоидитом Хашимото во всем мире оценивается в 0,3–1,5 случая на 1000 человек, в то время как болезнь Грейвса оценивается примерно в 5 случаев на 10 000 человек [4].

AITD у человека широко включают болезнь Грейвса (БГ) и тиреоидит Хашимото (ГТ), которые являются наиболее частыми причинами дисфункции щитовидной железы и неэндемического зоба [4]. Эти состояния возникают из-за сложных взаимодействий между экологическими и генетическими факторами [5] и характеризуются реактивностью по отношению к собственным тироидным антигенам, которые выражаются в характерных воспалительных или антирецепторных аутоиммунных заболеваниях [6, 7].Среди основных генов предрасположенности к AITD, которые были идентифицированы и охарактеризованы, является локус гена HLA-DR, а также гены, не относящиеся к MHC, включая гены CTLA-4, CD40, PTPN22, тиреоглобулина и рецепторов TSH [8]. Основные триггеры AITD со стороны окружающей среды включают йод, лекарства, инфекцию, курение, стресс и генетическую предрасположенность к AITD, которые приводят к новым предполагаемым механизмам, с помощью которых генетические взаимодействия с окружающей средой могут приводить к развитию аутоиммунитета щитовидной железы [9].

Первые патологические признаки аутоиммунного тиреоидита были описаны в 1912 году [10], когда пациенты с зобом демонстрировали диффузную инфильтрацию лимфоцитов, атрофию фолликулярных клеток, наличие гранулированных тироцитов (онкоцитарных клеток или клеток Хертла) и фиброз на гистологических изображениях их ткани щитовидной железы [10].Тиреоидит Хашимото направлен против тироидных антигенов и является наиболее частой причиной гипотиреоза [11]. Заболеваемость составляет 0,3–1,5 на 1000 человек в год, и она в 4–10 раз чаще встречается у женщин, чем у мужчин [8, 11, 12]. Тиреоидит Хашимото чаще встречается в регионах с высоким потреблением йодированной соли с пищей, а курение увеличивает риск [8]. Зоб можно увидеть при предъявлении, но чаще встречается атрофия щитовидной железы. Тиреоидит Хашимото связан с другими эндокринными заболеваниями при синдроме полигландулярной аутоиммунной недостаточности (болезнь Аддисона, сахарный диабет типа 1 и гипогонадизм) [8].Диагноз ставится на основании клинических признаков, повышенного уровня ТТГ, низкого уровня гормона щитовидной железы и наличия антител к антитироидной пероксидазе (анти-ТПО) [13].

болезнь Грейвса, с другой стороны, включает связывание аутоантител с рецептором ТТГ, что приводит к стимуляции. Это наиболее частая причина тиреотоксикоза [14]. Активация рецепторов стимулирует рост и функцию тироцитов [15]. Заболевание чаще встречается у белых и азиатов, а заболеваемость ниже у афроамериканцев, а соотношение женщин и мужчин составляет 3.5: 1 [16]. Это чаще встречается у пациентов с семейным анамнезом заболеваний щитовидной железы, особенно болезни Грейвса. Признаки болезни Грейвса включают отек передней части голени (претибиальная микседема), заболевание щитовидной железы (выпуклость глаз, отставание век, отставание глазного яблока, экзофтальм, отек век, хемоз и слабость экстраокулярных мышц), а также усиление пигментации и витилиго. Офтальмопатия щитовидной железы встречается примерно у 50% пациентов Грейвса. Курение является фактором риска, и варианты лечения включают местные меры по борьбе с воспалением - глюкокортикоиды, плазмаферез и иммуносупрессоры, а также орбитальное облучение, декомпрессивную хирургию и абляцию щитовидной железы [2].

2. Этиология

Этиология AITD многофакторна. Восприимчивость к заболеванию определяется сочетанием иммунного механизма, генетики, факторов окружающей среды (йод, инфекция и стресс) и конституциональных факторов.

3. Иммунные механизмы

В патогенез гипертиреоза Грейвса могут быть вовлечены различные иммунные механизмы. Основными механизмами, для которых имеются некоторые доказательства, являются молекулярная мимикрия (кроссовер специфичности), экспрессия HLA (человеческих лейкоцитов) молекул (антигенов) клетками щитовидной железы и активация стороннего наблюдателя [17].

4. Молекулярная мимикрия

Молекулярная мимикрия подразумевает структурное сходство между некоторым инфекционным или другим экзогенным агентом и белками человека, например, антитела и Т-клетки, активированные в ответ на экзогенный агент, реагируют с человеческим белком, в данном случае с одним или несколькими тироидными белки. Например, при анализе 600 моноклональных антител, продуцируемых против большого количества вирусов, 4 процента моноклональных антител вступили в перекрестную реакцию с неинфицированными тканями [18].

5. Аномальная экспрессия молекул HLA II клетками щитовидной железы

Эпителиальные клетки щитовидной железы пациентов с аутоиммунным заболеванием щитовидной железы (включая болезнь Грейвса), но не здоровые субъекты, экспрессируют молекулы MHC класса II, особенно молекулы HLA-DR [19]. Эта экспрессия может быть прямым результатом вирусных или других инфекций эпителиальных клеток щитовидной железы или может быть вызвана цитокинами, такими как интерферон-гамма, продуцируемыми Т-клетками, которые были привлечены к железе либо инфекцией, либо непосредственно из-за присутствия тироидных антигенов [20].

Экспрессия молекул класса II обеспечивает механизм презентации тироидных антигенов и активации аутореактивных Т-клеток с потенциалом персистирования заболевания щитовидной железы [20]. Несколько экспериментальных наблюдений подтверждают эту гипотезу: индукция молекул класса II на эпителиальных клетках щитовидной железы интерфероном-гамма может вызывать аутоиммунный тиреоидит у восприимчивых мышей [21]; вирусы могут напрямую индуцировать экспрессию молекул класса II на клетках щитовидной железы, независимо от секреции цитокинов [20, 22]; эпителиальные клетки щитовидной железы, экспрессирующие молекулы класса II, могут представлять вирусные пептидные антигены клонированным Т-клеткам [23]; клоны тироидных антиген-специфических Т-клеток у нормальных крыс специфически реагируют с клонированными аутологичными клетками щитовидной железы в отсутствие более традиционных антиген-представляющих клеток [24]; и животная модель болезни Грейвса, индуцированной клетками, экспрессирующими TSHR, эффективна только в том случае, если клетки также экспрессируют антигены MHC класса II [25, 26].Эти данные убедительно подтверждают мнение о том, что инсульт, например инфекция, может вызывать экспрессию молекул класса II на клетках щитовидной железы человека и что эти клетки затем могут действовать как антигенпрезентирующие клетки, инициируя аутоиммунный ответ [20].

Экспрессия молекулы костимулятора Т-клеток, CD40, на эпителиальных клетках щитовидной железы указывает на то, что костимулирующие молекулы доступны для этого действия. Кроме того, внутрищитовидные дендритные клетки и В-клетки также могут служить мощными антиген-презентирующими клетками [27, 28].Описание гипертиреоза у мышей, иммунизированных фибробластами, коэкспрессирующими молекулы класса II и рецепторы человеческого ТТГ, дает дополнительные доказательства того, что клетки не обязательно должны быть «профессиональными» антигенпрезентирующими клетками для представления антигена, если они могут приобретать способность экспрессировать молекулы класса II [29 ].

6. Активация сторонним наблюдателем

Для того, чтобы экспрессия антигена HLA класса II и презентация антигенов были реализованы, должно быть местное повреждение для инициирования ответов.Как упоминалось выше, это может принимать форму прямого поражения щитовидной железы вирусной инфекцией клеток щитовидной железы или иммунных клеток. Даже прибытие активированных Т-клеток в щитовидную железу может, возможно, инициировать такую ​​серию событий у восприимчивого субъекта с соответствующим иммунным репертуаром [30]. Фактические данные показывают, что такая случайная активация местных Т-клеток, которая может не быть специфичной для щитовидной железы, может оказывать посредством цитокинов заметный активационный эффект на резидентные тироид-специфические Т-клетки.Доказательства таких побочных эффектов были получены на животных моделях вирусно-индуцированного аутоиммунного инсулита и экспериментального аутоиммунного тиреоидита [31].

7. Предрасполагающие и предрасполагающие факторы к болезни Грейвса

Было предложено несколько факторов, которые предрасполагают к гипертиреозу Грейвса или инициируют его, включая генетическую предрасположенность, инфекцию, стресс, половые стероиды, курение, беременность и наркотики, как описано в разделах. следует [32].

8.Генетическая предрасположенность

Существует множество эпидемиологических данных о генетической предрасположенности к гипертиреозу Грейвса и хроническому аутоиммунному тиреоидиту [14, 33]. Заболевания группируются в семьях и чаще встречаются у женщин. Частота конкордантности у монозиготных близнецов составляет от 20 до 40 процентов [34]. Частота рецидивов болезни Грейвса у братьев и сестер превышает 10,0 [35]. Существует связь между аутоиммунным заболеванием щитовидной железы и определенными аллелями CTLA-4 (цитотоксический Т-лимфоцит-антиген / ассоциированный белок 4).Например, в одном исследовании 379 пациентов с гипертиреозом Грейвса в Соединенном Королевстве 42 процента имели определенный аллель (аллель G) гена CTLA-4 по сравнению с 32 процентами из 363 нормальных субъектов [36]. Существует ассоциация с определенными аллелями HLA на хромосоме 6. Например, исследование пациентов европеоидной расы в Северной Америке показало, что HLA-DRB1 * 08 и DRB3 * 0202 были связаны с заболеванием и что DRB1 * 07 был защитным [5 , 37, 38].

9. Инфекция

Если инфекция была причиной гипертиреоза Грейвса, идентифицируемый агент должен присутствовать у большинства пациентов, и должна быть возможность вызвать заболевание путем передачи агента.Возможные инфекции самой щитовидной железы (подострый тиреоидит и врожденная краснуха) связаны с аутоиммунным заболеванием щитовидной железы и могут инициировать экспрессию молекул класса II [39]. Инфекция гепатита С - хорошо известная причина аутоиммунного заболевания щитовидной железы при лечении интерфероном. Однако нет доказательств того, что эти или какие-либо другие инфекции или воздействия приводят непосредственно к аутоиммунному заболеванию щитовидной железы [39–41].

10. Стресс

По сравнению с нормальными субъектами или пациентами с токсическим узловым зобом, пациенты с гипертиреозом Грейвса чаще испытывают в анамнезе какой-либо тип психологического стресса, в частности, негативные жизненные события, такие как потеря супруга до начала заболевания. их гипертиреоз [42–44].В общем, стресс, по-видимому, вызывает состояние подавления иммунитета, возможно, опосредованное действием кортизола на иммунные клетки. Подавление стресса может сопровождаться восстановительной иммунологической гиперактивностью. Такой ответ может вызвать аутоиммунное заболевание щитовидной железы у генетически предрасположенных субъектов [42–44].

11. Половые стероиды

Гипертиреоз Грейвса у женщин развивается чаще, чем у мужчин, с соотношением примерно 7: 1; эффект, который, как часто говорят, каким-то образом опосредован большим количеством эстрогена или меньшим количеством тестостерона [45].Существует множество доказательств того, что умеренное количество эстрогена усиливает иммунологическую реактивность к аутоантигенам [46, 47]. Однако столь же вероятно, что Х-хромосома является источником повышенной восприимчивости, а не половые стероиды, поскольку восприимчивость сохраняется после менопаузы. Например, инактивация Х-хромосомы связана с аутоиммунным заболеванием щитовидной железы [45].

12. Курение

Курение является фактором риска гипертиреоза Грейвса (относительный риск примерно 2.0) и еще более сильный фактор риска офтальмопатии Грейвса [48–50].

13. Беременность

Болезнь Грейвса во время беременности встречается нечасто, поскольку гипертиреоз связан со снижением фертильности и увеличением выкидышей. Кроме того, беременность - это время подавления иммунитета, поэтому болезнь имеет тенденцию улучшаться по мере развития беременности. Во время беременности функции как Т-клеток, так и В-клеток снижаются, и восстановление после иммуносупрессии может способствовать развитию послеродового заболевания щитовидной железы [51].Было также высказано предположение, что микрочимерия плода (присутствие клеток плода в ткани матери) может играть роль в развитии послеродового аутоиммунного заболевания щитовидной железы [52]. До 30 процентов молодых женщин имеют в анамнезе беременность в течение 12 месяцев до начала болезни Грейвса, что указывает на то, что послеродовая болезнь Грейвса является удивительно частым проявлением и что беременность является основным фактором риска для восприимчивых женщин [53].

14. Лекарства

Йод и йодсодержащие препараты, такие как амиодарон, могут вызывать болезнь Грейвса или рецидив болезни Грейвса у восприимчивых людей [48, 54].Йод, скорее всего, спровоцирует тиреотоксикоз в популяции с дефицитом йода, просто позволив TSHR-Ab эффективно стимулировать выработку гормона щитовидной железы. Неясно, есть ли еще какое-нибудь провоцирующее событие. Йод и амиодарон также могут напрямую повреждать клетки щитовидной железы и высвобождать тироидные антигены в иммунную систему [55].

15. Предрасполагающие и провоцирующие факторы тиреоидита Хашимото

Инфекция, стресс, половые стероиды, беременность, потребление йода и радиационное облучение являются известными возможными провоцирующими факторами тиреоидита Хашимото [56].Микрохимеризм плода в щитовидной железе матери также возможен [52, 56–59].

16. Генетическая предрасположенность

Существует генетическая предрасположенность к тиреоидиту Хашимото, и в последние годы многое было изучено о генах предрасположенности к этому заболеванию в частности и к аутоиммунному заболеванию щитовидной железы в целом [60]. Доказательства генетической предрасположенности к тиреоидиту Хашимото включают следующие наблюдения.

Болезнь группируется в семьях, иногда одна, а иногда в сочетании с болезнью Грейвса [61].Риск рецидива у братьев и сестер> 20 [35]. Уровень конкордантности у монозиготных близнецов составляет от 30 до 60 процентов, несмотря на случайные комбинации T-клеточного рецептора и генов антитела V во время рекомбинации [62]. Существует связь, хотя и относительно слабая, с некоторыми аллелями HLA, такими как DR3. Есть связь с определенными аллелями гена CTLA-4. Ген тиреоглобулина был связан с аутоиммунным заболеванием щитовидной железы, и было предложено кодировать формы Tg с различной иммунной реактивностью [15].

17. Инфекция

Неизвестно ни одной инфекции, вызывающей или даже тесно связанной с тиреоидитом Хашимото у людей [63], хотя тиреоидит может быть вызван у экспериментальных животных некоторыми вирусными инфекциями [57]. Пациенты с подострым гранулематозным тиреоидитом (предположительно вирусной инфекцией) и врожденной краснухой могут иметь антитела к щитовидной железе в течение нескольких месяцев после их заболевания, и инфекции могут инициировать экспрессию молекул MHC класса II в щитовидной железе.Однако известно, что ни одно из заболеваний не сопровождается обычно хроническим тиреоидитом, хотя признаки аутоиммунитета щитовидной железы могут сохраняться [64

.

Связь между раком молочной железы и заболеванием щитовидной железы: значение аутоиммунных заболеваний щитовидной железы при злокачественных новообразованиях груди *

Транскрипция

1 Взаимосвязь между раком груди и заболеванием щитовидной железы: значение аутоиммунных заболеваний щитовидной железы в злокачественных новообразованиях груди * CLAUDIO GIANI PAOLA FIERABRACCI ROSANNA BONACCI AGOSTINO GIGLIOTTI DANIELA CAMPANI FERDINANDO DE NEGCH DENSO DE NEGCHRENETAКалифорния, округ Колумбия), Пизанский университет, Пиза, Италия 990. Всю корреспонденцию и запросы о перепечатке направляйте: доктору Клаудио Джани, Институт эндокринологии, Пизанский университет, Viale del Tirreno 64, Tirrenia, Pisa, Italy. * Эта работа была частично поддержана грантами Национального совета по исследованиям (CNR, Рим, Италия): Grant PF 39 (ACRO) и Target Project Aging, Grant PF 40. РЕЗЮМЕ Связь между дисфункцией щитовидной железы и раком груди (BC) обсуждается , Чтобы прояснить этот противоречивый вопрос, было проведено проспективное исследование функции щитовидной железы при РМЖ.Распространенность заболевания щитовидной железы была изучена у 102 последовательных пациентов с РМЖ с инфильтрирующей карциномой протоков после операции и до начала химиогормональной или рентгеновской терапии, а также у 100 контрольных здоровых женщин соответствующего возраста, проживающих в той же пограничной йодно-достаточной географической области. Все субъекты проходили клиническую ультразвуковую оценку щитовидной железы и определение свободного Т 4, свободного Т 3, ТТГ, антител к тиреопероксидазе и антител к тиреоглобулину. Аспирация тонкой иглой была выполнена во всех узлах щитовидной железы.Рецепторы эстрогена и прогестерона (ER и PR соответственно) были исследованы в образцах 92 и 55 BC соответственно. Общая распространенность заболеваний щитовидной железы составила 47 из 102 (46%) у пациентов с РМЖ и 14 из 100 (14%) в контрольной группе (P <0,0001). Распространенность нетоксического зоба составила 27,4% у пациентов с РМЖ и 11% в контрольной группе (P = 0,003). Тиреоидит Хашимото был обнаружен у 13,7% пациентов с РМЖ и только у 2% контрольной группы (P <0,005). Другие заболевания щитовидной железы, обнаруженные в группе BC, включали 2 случая болезни Грейвса, 2 случая карциномы щитовидной железы и 1 подострый тиреоидит, тогда как в контрольной группе только 1 случай болезни Грейвса и ни одного другого заболевания не было обнаружено.Средние концентрации свободного Т 3, свободного Т 4 и ТТГ не показали разницы между пациентами РМЖ и контрольной группой. Распространенность антител к тиреопероксидазе была выше у пациентов с РМЖ, чем в контрольной группе (23,5% против 8%; P <0,005), тогда как распространенность антител к тиреоглобулину не различалась. У пациентов с РМЖ наличие антител к щитовидной железе чаще ассоциировалось с клинически определяемым аутоиммунным тиреоидитом (14 из 26, 51,8%; P = 0,03) и чаще встречалось в более молодой группе. Положительность ER была обнаружена у 51 из 92 (55.43%) и PR был обнаружен у 26 из 55 (47,27%) экземпляров BC. Не было обнаружено никакой связи между ER, PR-статусом и наличием сывороточных антител к щитовидной железе.

2 В заключение: 1) настоящее исследование предоставляет доказательства того, что общая распространенность заболеваний щитовидной железы увеличивается у пациентов с раком груди; и 2) аутоиммунные расстройства щитовидной железы, особенно тиреоидит Хашимото, в значительной степени являются причиной повышенной распространенности заболеваний щитовидной железы у пациентов с раком груди.Эта функция не зависит от статуса ER и PR первичной опухоли. Настоящие результаты обращают внимание на полезность скрининга заболеваний щитовидной железы у любого пациента с раком груди. (J Clin Endocrinol Metab 81: 1996) взаимосвязь между дисфункцией щитовидной железы и раком молочной железой (BC), является спорным. Связь [1] [2] [3] между РМЖ и заболеваниями щитовидной железы была обнаружена в нескольких эпидемиологических исследованиях [4] [5] [6]. Интересно, что высокая частота РМЖ у пациентов с тиреоидитом Хашимото и клиническим гипотиреозом наблюдалась некоторыми [6] [7] [8] [9] [10], но не другими [11], [12] исследователями.Точно так же связь между РМЖ и гипертиреозом наблюдалась в некоторых [13], но не во всех [14] исследованиях. Большинство этих исследований были ретроспективными, и использование различных диагностических критериев заболевания щитовидной железы может объяснить описанное выше несоответствие. Возможная роль дефицита йода в заболеваниях груди изучалась различными исследователями [15] [16] [17]. Экспериментальные исследования на крысах [15] и эпидемиологические исследования на людях [16], [17] показали, что дефицит йода может иметь отношение к развитию фиброзно-кистозной болезни.Однако отсутствуют данные о значении йодной недостаточности для развития РМЖ, и изменений в заболеваемости РМЖ после йодной профилактики не обнаружено [13], [18]. Целью настоящего исследования было оценить распространенность заболеваний щитовидной железы в проспективном исследовании, проведенном на большом количестве последовательных пациентов с РМЖ, с использованием четко определенных диагностических критериев. Более высокая распространенность заболеваний щитовидной железы и очень значимая связь с аутоиммунитетом щитовидной железы были обнаружены у пациентов с РМЖ, не имеющих отношения к статусу рецепторов эстрогена и прогестерона (ER и PR соответственно) первичной опухоли груди.Материалы и методы. В нашу серию вошли 102 женщины в возрасте лет (среднее ± стандартное отклонение, 54,3 ± 11,25), подвергнутых модифицированной радикальной мастэктомии по поводу инфильтрирующей протоковой карциномы груди, которые дали формальный консенсус для участия в исследовании. У 81 (79,4%) пациента выявлено поражение подмышечных узлов; Случаев висцеральных, костных или легочных метастазов зарегистрировано не было. Все пациенты проживали в Пизе и ее окрестностях, районе, пограничном с достаточным количеством йода и ранее имевшим умеренный дефицит йода.Пациентов обследовали через 20 дней или более после операции и до начала химиогормональной или рентгеновской терапии. Семейный анамнез РМЖ и заболевания щитовидной железы был обнаружен у 5 (4,9%) и 12 (11,7%) больных РМЖ соответственно. Шесть пациентов имели известный диагноз заболеваний щитовидной железы: 2 с нетоксическим зобом, 1 с дифференцированным

3 карцинома щитовидной железы при супрессивной терапии L-T 4, 1 с тиреоидитом Хашимото и 2 с пролеченной болезнью Грейвса. 991 Контрольная группа состояла из 100 здоровых женщин соответствующего возраста, проживающих в том же географическом районе, с четко определенным социально-экономическим и культурным статусом.Семейный анамнез злокачественных новообразований груди и заболеваний щитовидной железы был обнаружен у 5 и 3 контрольных субъектов, соответственно. Размер тела пациентов с РМЖ и контрольной группы, рассчитанный как индекс массы тела (отношение веса к росту 2), был сходным (медианы 21 и 19 соответственно). Все пациенты прошли клиническую и ультразвуковую оценку щитовидной железы; Были взяты образцы крови для определения свободного Т 4 (FT 4), свободного Т 3 (FT 3), ТТГ, антител к тиреоглобулину (TgAb) и антител к тиреопероксидазе (TPOAb). Иммуноцитохимический анализ ER и PR на ткани BC был проведен у 92 из 102 и 55 из 102 пациентов, соответственно.FT 3 и FT 4 измеряли методом RIA с использованием наборов Liso-phase Kits от TecnoGenetics (Милан, Италия). Чувствительность составляла 0,5 пг / мл для FT 3 и 0,8 пг / мл для FT 4. ТТГ измеряли с помощью твердофазного двухцентрового флуориммунометрического анализа с использованием имеющегося в продаже набора (Delfia htsh, Pharmacia, Turku, Finland). Предел обнаружения составил 0,03 МЕ / мл. Нормальные диапазоны, определяемые как среднее ± 2 SD значений для здоровых контролей, составляли пг / мл для FT 3, пг / мл для FT 4 и ед / мл для TSH. TgAb определяли иммуноферментным сэндвич-анализом с использованием набора Melisa Kit (Cambridge Life Sciences, Кембриджшир, Великобритания) и TPOAb с помощью RIA с использованием коммерческого набора (Sorin Biomedica, Vercelli, Италия).Субъекты со значениями TgAb более 110 Ед / мл и / или значениями TPOAb более 15 Ед / мл считались положительными на наличие антител к щитовидной железе (TAb). Ультрасонографическая оценка щитовидной железы проводилась с использованием имеющегося в продаже прибора в реальном времени (Aloka SSD 121, Aloka Co., Tokyo, Japan) с использованием линейного преобразователя с частотой 7,5 мегагерц. Экзаменатор не знал, какую группу представляет испытуемый. Объем щитовидной железы рассчитывали по методу Aghini-Lombardi et al.[19]; 12 мл считалось верхним пределом нормального объема щитовидной железы у взрослых женщин. Присутствие твердых или смешанных узелков щитовидной железы и кист щитовидной железы регистрировалось, если они превышали 5,0 мм. Также исследовали плотность эхосигнала щитовидной железы и оценивали уровень эхогенности в соответствии с методом Marcocci et al. [20]. Диагностика заболевания щитовидной железы проводилась по клиническим, гормональным и инструментальным параметрам, включая тонкоигольную аспирацию любого узлового поражения щитовидной железы.Нетоксический зоб определялся как любое увеличение щитовидной железы, не связанное с гипер- или гипотиреозом и не являющееся следствием воспалительного или злокачественного неопластического процесса. Наличие зоба, сывороточного TAb и диффузной гипоэхогенности щитовидной железы свидетельствует о тиреоидите Хашимото. Диагноз болезни Грейвса был установлен на основании наличия диффузного зоба и тиреотоксикоза; также оценивалось наличие инфильтративной офтальмопатии. Очаговый тиреоидит характеризовался нетоксическим зобом, сывороточным TAb и рассеянным или нерассеянным паттерном гипоэхогенности щитовидной железы.Карцинома щитовидной железы подтверждена патологическими признаками, а подострый тиреоидит - клиническими данными и низким потреблением радиоактивного йода щитовидной железой. ER и PR определяли иммуноцитохимическим методом на замороженных срезах ткани рака молочной железы. Иммуноокрашивание проводили по методике King et al. [21] и инструкции производителя, используя моноклональные антитела против er и pr, коммерчески доступные в форме набора (Abbott Laboratories, Чикаго, Иллинойс).

4 Статистический анализ Результаты анализировали с помощью критерия chi 2 и t-критерия для непарных данных.Результаты. Распределение различных заболеваний щитовидной железы показано на рис. 1. Нетоксический зоб был обнаружен у 28 пациентов (27,4%) и 11 (11%) пациентов контрольной группы (P = 0,003). Среднее значение объема щитовидной железы, оцененное с помощью ультразвука, составило 14 ± 6 и 10 ± 2 мл у пациентов с РМЖ и контрольной группы соответственно. Четырнадцать пациентов до н.э. имели тиреоидит Хашимото, в том числе 7 - с субклиническим гипотиреозом. Распространенность тиреоидита Хашимото была значительно выше у пациентов с РМЖ, чем на Рисунке 1. Распределение заболеваний щитовидной железы (ПЗ) у пациентов с РМЖ и контрольной группы (С).NG - Узловой зоб; HT, тиреоидит Хашимото; GD, болезнь Грейвса; ST - подострый тиреоидит; ТК, карцинома щитовидной железы. Частота НГ и ГТ в РМЖ была значительно выше, чем в группе С (P = и P <0,005 соответственно). Рисунок 2. Частота заболевания щитовидной железы (TD) у пациентов с РМЖ и контрольной группы.

5 контролей (13,7% против 2%; P <0,005). Болезнь Грейвса была обнаружена у 2 пациентов с РМЖ и 1 контрольной группы. У одного пациента РМЖ (0,9%) был подострый тиреоидит, а у 2 (1.9%) имели карциному щитовидной железы (1 папиллярный и 1 медуллярный). Ни одного случая злокачественного новообразования щитовидной железы или подострого тиреоидита в контрольной группе выявлено не было. Как правило, 47 из 102 пациентов (46%) и 14% контрольных субъектов имели клинические заболевания щитовидной железы (P <; Рис. 2). Частота семейного анамнеза злокачественных новообразований груди и заболеваний щитовидной железы у пациентов с РМЖ и контрольной группы составила 4,9% против 3% и 11,7% против 5% соответственно. Средние значения (± SD) FT 4, FT 3 и TSH у пациентов с РМЖ составили 9,0 ± 2,27 пг / мл, 3,4 ± 0,2 пг / мл и 1.7 ± 3,2 ед. / Мл, соответственно, без значительного отличия от контрольных значений (9,9 ± 2,4 пг / мл, 3,2 ± 0,6 пг / мл и 1,8 ± 1,4 ед. / Мл, соответственно). Общая распространенность TAb была значительно выше у пациентов, чем в контрольной группе (26,5% против 12%; P <0,005). Частота TPOAb была значительно выше у пациентов с РМЖ (23,5%), чем у контрольных субъектов (8%; P <0,002; рис. 3). Вместо этого частота TgAb в 2 группах была аналогичной (16,6% и 12% соответственно). Частоты TAb у пациентов с РМЖ и контрольной группы с аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы или без них представлены на рис.4; в группе BC более высокая распространенность антител-положительных пациентов

6 992 Рис. 3. Распределение TPOAb и TgAb у пациентов с BC и контрольной группы (C). Разница в частоте TPOAb в двух группах была высокозначимой (23,5% против 8%; P <0,002). Рисунок 4. Процентное распределение TAb в зависимости от наличия или отсутствия клинически определяемых аутоиммунных заболеваний щитовидной железы (HT, тиреоидит Хашимото; GD, болезнь Грейвса; FT, очаговый тиреоидит; itab, отсутствие заболевания щитовидной железы).По сравнению с контрольной группой (C) у пациентов с РМЖ процентное распределение TAb было значительно выше у пациентов с HT (P = 0,03). имели клинические доказательства тиреоидита Хашимото (14 из 26, 51,8%; P = 0,03). Напротив, в контрольной группе частота TAb была выше (50%) при отсутствии обнаруживаемого заболевания щитовидной железы. Присутствие сывороточного TAb в соответствии с возрастом пациентов и контрольной группы показано на фиг. 5. Пациенты с РМЖ и контрольная группа были разделены на три группы: моложе 45, 45-59 лет и 60 лет и более.У пациентов с РМЖ наибольшая распространенность TAb была обнаружена в группе менее 45 лет, а наименьшая - в группе 60 и более лет. В группах младше 45 лет и лет разница в частоте TAb между пациентами с РМЖ и контрольной группой была очень значимой (P = и P <0,02, соответственно). Не было обнаружено существенной разницы между частотой TgAb и TPOAb в каждой рассматриваемой возрастной группе. Иммуноцитохимическая оценка ER и PR была проведена на 92 и 55 образцах рака молочной железы соответственно. Положительность для ER и PR была

7, обнаружена в 51 из 92 (55.43%) и 26 из 55 (47,27%) случаев, соответственно, без разницы между пременопаузой и менопаузой. Рисунок 5. Распределение TAb в зависимости от возраста пациенток с РМЖ и контрольной группы (C). В группе младше 45 лет и группе 45-59 лет частота TAb была значительно выше у пациентов с РМЖ, чем в контрольной группе (P = 0,05 и P <0,02, соответственно). женщины. Присутствие TAb было несколько выше у ER-положительных, чем ER-отрицательных пациентов [18 из 51 (35,28%) и 10 из 41 (24,39%), соответственно]; однако эта разница не была значительной.Точно так же не было обнаружено никакой связи между PR-положительным результатом и наличием циркулирующего TAb. Обсуждение Связь между BC и заболеванием щитовидной железы является предметом разногласий. Функция щитовидной железы, антитела к щитовидной железе и клинически значимые заболевания щитовидной железы были исследованы на нескольких сериях пациентов с карциномой груди [2], [3], [9], [10], [14], [15], [22], [ 23]. В более ранних исследованиях, основанных на измерении общих концентраций гормонов щитовидной железы, были получены противоречивые результаты по функции щитовидной железы.Сообщалось о данных, указывающих на нормальную [10], [24], пониженную [3] или повышенную [14] концентрацию гормона щитовидной железы в сыворотке. В целом, большинство этих исследований проводилось ретроспективно на пациентах с разными стадиями злокачественного заболевания груди и подвергалось различным лечебным процедурам. Это может объяснить противоречивые результаты. Совсем недавно у пациентов с РМЖ были зарегистрированы свободные гормоны щитовидной железы [10]. Наши данные согласуются с данными исследования Rasmusson et al. [10], которое, как и настоящее исследование, проводилось среди пациентов с хорошим общим состоянием здоровья, которые были обследованы вскоре после операции и перед началом любых других терапевтических мероприятий.Наши результаты указывают на повышенную распространенность нетоксичного зоба у пациентов с РМЖ. Наличие зоба оценивали с помощью ультразвукового исследования щитовидной железы, которое дает объективные средства для оценки размеров щитовидной железы. Наши данные согласуются с предыдущими наблюдениями за дефицитом йода [15], [23], [25], показывающими более высокую частоту заболеваний щитовидной железы у пациентов с неоплазией груди. Наше исследование проводилось на популяции, ранее подвергавшейся дефициту йода, и интересно, что контрольная группа, проживающая в том же районе и подвергавшаяся воздействию тех же факторов окружающей среды, имела относительно высокую распространенность зоба, но это было значительно ниже, чем у людей. пациенты с РМЖ.Возможная патогенная роль йодной недостаточности в развитии

8 993 заболеваний молочной железы была предложена на основе эпидемиологических данных [16], [17], указывающих на повышенную распространенность фиброзно-кистозных заболеваний у женщин, живущих в районах с дефицитом йода, и экспериментальные данные, показывающие появление изменений фибробластов молочной железы у крыс, соблюдающих йододефицитную диету [15]. Следует отметить, что эпителий молочной железы разделяет с эпителиальными клетками щитовидной железы свойство концентрировать йод с помощью мембранно-активного транспортного механизма [26], [27].Вопрос, в какой степени это объясняет связь между дефицитом йода и фиброзно-кистозной болезнью, неясен. Для этого требуются эпидемиологические исследования. Пока нет данных о частоте РМЖ среди йододефицитных популяций. Тот факт, что в настоящем исследовании более высокая распространенность нетоксичного зоба была обнаружена у пациентов с РМЖ по сравнению с таковой у женщин контрольной группы, живущих в том же районе и ранее испытывавших дефицит йода, согласуется с тем фактом, что причиной может быть общий, хотя и неизвестный, фактор. как для повышенной предрасположенности к зобу, так и для заболеваний молочных желез.В ретроспективном исследовании Chalstrey и Benjamin [1] сообщалось о высокой частоте РМЖ у пациентов с раком щитовидной железы. В нашей серии у двух пациентов была карцинома щитовидной железы, и в контроле не было обнаружено злокачественных новообразований щитовидной железы; этих данных недостаточно, чтобы прояснить этот момент, и требуются дальнейшие проспективные исследования на более широкой серии пациентов с РМЖ и контрольной группы. Mittra et al. [7] сообщили о более высокой частоте циркулирующих TAb у британских женщин, популяции с высоким риском РМЖ, чем у японцев, группы с низким риском: однако не было никакой разницы в распространенности TAb между женщинами с РМЖ и здоровые женщины в любой расе.Maruchi et al. [11] изучали возможную связь между тиреоидитом Хашимото и РМЖ, оценивая серию вскрытий и когорту пациентов с тиреоидитом Хашимото, и не обнаружили значительного увеличения РМЖ. Во всех этих эпидемиологических и клинических исследованиях диагноз тиреоидита Хашимото был поставлен с использованием клинических параметров, а ультразвуковая оценка щитовидной железы не проводилась. Кроме того, не было получено никакой информации относительно стадии РМЖ и возможной значимости химиогормональной или местной лучевой терапии для контроля злокачественного заболевания.В нашем исследовании, используя четко определенные диагностические критерии, мы обнаружили, что распространенность тиреоидита Хашимото была значительно выше у пациентов с РМЖ, чем у контрольных субъектов. Кроме того, общая распространенность TAb была значительно выше в группе BC, чем в контроле. Это согласуется с отчетом Rasmusson et al. [10], показывающие повышенную частоту TAb у 58 эутиреоидных пациентов с РМЖ; эти женщины, как и наши пациенты с РМЖ, были обследованы вскоре после операции и перед началом системной адъювантной терапии или местной рентгенотерапии.Кроме того, мы продемонстрировали, что только положительность TPOAb была выше у пациентов с РМЖ, тогда как распространенность TgAb не была. Возможная роль TPOAb в повреждении щитовидной железы и гипотиреозе при аутоиммунном тиреоидите широко изучается [28] [29] [30] [31]. В нашей группе BC положительность TAb чаще обнаруживалась у пациентов с аутоиммунными нарушениями, в частности тиреоидитом Хашимото; это предполагает преобладание цитотоксических антител при злокачественных новообразованиях молочной железы. Фактически, частота циркулирующих TAb без выявляемых аутоиммунных нарушений была значительно выше у здоровых людей.Интересно, что в группе BC более высокая частота TAb была обнаружена у самых молодых пациентов, в отличие от той, которая была продемонстрирована в контрольной группе и обычно обнаруживалась в нормальной популяции [32]. Это оригинальное наблюдение дополнительно подтверждает гипотезу о распространенности цитотоксических TAb в РМЖ. ER и PR в ткани BC обычно считаются важными субстратами для активности стероидного гормона на клеточном уровне [33]; наши результаты исключают прямую связь между циркулирующим TAb и экспрессией стероидных рецепторов в ткани BC.В заключение, настоящее исследование показывает, что 1) общая распространенность заболеваний щитовидной железы увеличивается у пациентов с РМЖ; 2) тиреоидит Хашимото в значительной степени является причиной повышенной распространенности заболеваний щитовидной железы у пациентов с РМЖ; 3) в группе BC уровень TAb был значительно выше у самых молодых пациентов и при клинически выявляемом аутоиммунном заболевании щитовидной железы; и 4) взаимосвязь

9 между аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы и BC не зависит от статуса ER и PR опухоли груди.Настоящие результаты указывают на полезность оценки функции щитовидной железы у любого пациента с РМЖ. Ссылки 1. Chalstrey LJ, Benjamin B Высокая частота рака груди у пациентов с раком щитовидной железы. Br J Cancer. 20: Майхилл Дж., Рив Т.С., Хейлз И.Б. Функция щитовидной железы при раке груди. Acta Endocrinol (Копен). 51: Sicher K, Waterhouse JAH Активность щитовидной железы в отношении прогноза рака молочной железы. Br J Cancer. 21: Goldman MB Заболевания щитовидной железы и рак груди. Epidemiol Rev.12: Goldman MB, Monson RR, Maloof F Смертность от рака у женщин с заболеванием щитовидной железы.Cancer Res. 50: Mittra I, Hayward JL. Гипоталамо-гипофизарно-тироидная ось при раке груди. Lancet. 1: Mittra I, Perrin J, Kumaoka S Thyroid и другие аутоантитела у британских и японских женщин: эпидемиологическое исследование рака груди. Br Med J. 1: Ито К., Маручи Н. Рак груди у пациентов с тиреоидитом Хашимото. Lancet. 2: Капди С.К., Вулф Дж. Н. Связь рака груди с добавками щитовидной железы при гипотиреозе. JAMA. 236: Rasmusson B, Rasmussen UF, Hegedus L, Perrild H, Bech K, Hoier-Madsen M Функция щитовидной железы у пациентов с раком груди.Eur J Cancer Clin Oncol 23: Маручи Н., Аннегерс Дж. Ф., Курланд Л. Т. Тиреоидит Хашимото и рак груди. Mayo Clin Proc. 51: Курланд Л.Т., Аннегерс Дж.Ф. Рак груди и тиреоидит Хашимото. Lancet. 1: Moossa AR, Price Evans DA, Brewer AC. Состояние щитовидной железы и рак груди: переоценка старых отношений. Ann R Coll Surg. 53: Lemmarie M, Baugnet-Mahieu L Функция щитовидной железы у женщин с раком груди. Eur J Cancer Clin Oncol. 22: Эскин Б.А., Кроуз ТБ, Модера П., Митчелл М.А. Этиология патофизиологии молочной железы, вызванной дефицитом йода.В: Медейрос Нето Г., Гайтан Э, ред. Границы тиреоидологии. Нью-Йорк: Raven Press; Том 2: Эскин Б.А. Йодный обмен и рак груди. Trans NY Acad Sci. 32:

10 17. Гент В. Р., Эскин Б. А. Синдром йодной недостаточности груди. В: Медейрос Нето Г., Гайтан Э, ред. Границы тиреоидологии. Нью-Йорк: Raven Press; vol 2: Backwinkel K, Jackson AS Некоторые особенности рака груди и недостаточности щитовидной железы. Рак. 17: Агини-Ломбарди Ф., Пинчера А., Антонанджели Л.и др. Профилактика эндемического зоба йодированной солью: опыт в Тоскане (Италия). Acta Endocrinol (Coepnh). 129: Marcocci C, Vitti P, Cetani F, Catalano F, Concetti R, Pinchera A Ультразвуковое исследование щитовидной железы помогает выявить пациентов с диффузным лимфоцитарным тиреоидитом, склонных к развитию гипотиреоза. J Clin Endocrinol Metab. 72:

11 King WJ, Greene GL Моноклональные антитела локализуют рецептор эстрогена в ядрах клеток-мишеней. Природа.307: Rose DP, Davis JE Концентрации трийодиотиронина в плазме при раке груди. Рак. 43: Spencer JGC Влияние щитовидной железы на злокачественные заболевания. Br J Cancer. 8: Адамопулос Д.А., Вассиларос С., Каполла Н., Пападиамантис Дж., Георгиакодис Ф., Михалакис А. Заболевание щитовидной железы у пациентов с доброкачественной и злокачественной мастопатией. Рак. 57: Богардус Г.М., Финли Дж. В. Рак груди и заболевание щитовидной железы. Операция. 49: Vermiglio F, Lo Presti VP, Finocchiaro MD Повышенная способность молочной железы концентрировать йод у кормящих женщин с дефицитом йода в эндемическом регионе зоба на Сицилии.J Endocrinol Invest. 15: Браун-Грант К. Механизмы концентрирования экстратироидного йода. Physiol Rev.41: Irvine WJ Исследования цитотоксического фактора при заболеваниях щитовидной железы. Br Med J. 1: Bogner U, Schleusener H, Wall JR Опосредованная антителами клеточная цитотоксичность в отношении клеток щитовидной железы человека при тиреоидите Хашимото, но не при болезни Грейвса. J Clin Endocrinol Metab. 59: Winand R, Wadeleux P. Является ли ТПО единственным тироидным антигеном, участвующим в комплементзависимой цитотоксичности? В: Carayon P, ed. Тиропероксидаза и аутоиммунитет щитовидной железы.Марсель: Коллок INSERM / Libbey Eurotext; vol 207: Chiovato L, Bassi P, Santini F, et al. Антитела, вызывающие опосредованную комплементом цитотоксичность щитовидной железы у пациентов с атрофическим или зобным аутоиммунным тиреоидитом. J Clin Endocrinol Metab. 77: Мариотти С., Сансони П., Барбесино Г. и др. Тиреоидные и другие органоспецифические аутоантитела у здоровых долгожителей. Lancet. 339: Виттлифф Дж. Л. Рецепторы стероидных гормонов при раке груди. Рак. 53:

.

Смотрите также