Бюджетное общеобразовательное учреждение «Вышне-Должанская основная общеобразовательная школа»
 
Фотографии

Диффузно узловая патология щитовидной железы


Диффузно узловой зоб щитовидной железы лечение

       admin      Главная страница » Зоб      Просмотров:   1949

Диффузно-узловой зоб в последнее время диагностируется все чаще. Болезнь требует незамедлительного лечения, согласно назначению врача. Прогноз благоприятный, если начать терапию на начальных стадиях. При этом важно не пропускать прием лекарств.

Почему возникает данная болезнь

Заболевание развивается при нехватке в организме йода, что сказывается на функциях щитовидной железы. Патологию провоцируют недосыпы, нервное перенапряжение. Одной из причин появления болезни считают чрезмерную физическую активность.

Зоб развивается на всей поверхности щитовидки, либо занимает одну из ее долей. Еще одной причиной диффузно-узлового зоба является дефицит селена, без которого йод не может усваиваться.

Патологии более подвержены женщины 40-50 лет, а также люди, проживающие в неблагоприятной экологической обстановке и употребляющие недостаточно йода.

Диффузный  зоб часто диагностирует у людей, работающих на вредном производстве. К химическим веществам, отрицательно влияющим на щитовидку, относятся нитраты, бензол, цианиды, оксид азота, соединения серы, хлора и фосфора.

Лекарственные препараты также приводят к прогрессированию зоба. В их числе кордарон, нитраты, пропланолол, эритромицин, сульфаниламиды.

Образование диффузно-узлового зоба иногда обусловлено наследственностью, когда организм не может усваивать йод.

Симптоматика заболевания

Болезнь на начальных этапах не имеет признаков.

С прогрессированием патологии появляются такие симптомы:

  • сильно быстро бьется сердце;
  • повышенное потоотделение;
  • расстройства сна;
  • нервозность;
  • постоянное чувство голода;
  • боль в груди;
  • сухая кожа;
  • нарушения стула.

Если зоб достигает больших размеров, пациент жалуется на сдавливание шеи. Ему становится сложно дышать и глотать. При запущенной болезни шея деформируется, больного беспокоит одышка. Состояние усугубляется тем, что у него может наступить удушье.

Помимо указанных симптомов, диффузно-узловой зоб можно заподозрить, если произошло изменение голоса и больного часто беспокоит сухой кашель. Патология приводит также к тахикардии. У некоторых больных наблюдается тремор конечностей, видны выпяченные глазные яблоки.

Диффузно узловой зоб щитовидной железы

По каким этапам развивается заболевание

Выделяют 6 этапов развития диффузно-узлового зоба:

  • 0 этап — изменения в щитовидке не заметны, единственным признаком болезни являются изменения гормонального фона;
  • 1 этап — патологии в органе по-прежнему не заметны, но ощущаются при пальпации;
  • 2 этап — на этой стадии больной испытывает дискомфорт при глотании, в это время просматривается увеличенная железа;
  • 3 этап — зоб хорошо виден, пищевод и трахея на этой стадии сдавлены;
  • 4 этап — патология вызывает деформацию шеи, глотание затруднено, у больного часто происходит одышка;
  • 5 этап — зоб сдавливает окружающие органы, в частности средостений, одышка наступает при любых движениях.

Диагностика зоба

Больные обращаются к врачу при появлении дискомфорта в области шеи. Врач прощупывает шею, чтобы установить размеры и плотность образования. Для подтверждения диагноза больного направляют на УЗИ и биохимический анализ крови. УЗИ показывает контуры и однородность патологии, а также кровообращение.

О наличии проблем со щитовидкой свидетельствует низкое содержание общего белка, повышенный сахар, высокая концентрация гамма-глобулинов, низкий уровень холестерина. Подсчитывается также количество кальцитонина, трийодтиронина, тироксина.

Если узловой зоб имеет большие размеры, требуется сделать рентген, что поможет определить степень сдавливания соседних органов. Определить содержимое узлов поможет биопсия. Процедуру обычно выполняют вместе с УЗИ. Информативными являются также МРТ и КТ щитовидки.

Методики терапии

Данная болезнь на начальных стадиях лечится медикаментозным путем. Больному назначают йодсодержащие препараты, дозировка которых зависит от общего состояния организма, размеров патологии, веса и возраста пациента, наличия сопутствующих болезней. Если терапия окажется безрезультатной, рекомендуется операция.

Хирургический способ применяют также в ситуациях, когда размеры зоба превышают 3 см.

Операция

Если медикаментозное лечение длится дольше 6 месяцев и за это время оказалось нерезультативным, проводят хирургическое вмешательство.

Операция по удалению зоба рекомендуется в таких случаях:

  • если биопсия показала злокачественный характер опухоли;
  • если патология быстро растет;
  • когда у больного образовалось много узлов;
  • при сильном сдавливании соседних органов;
  • наличие кисты на зобе;
  • сложное расположение зоба.

Удаление зоба не проводят пациентам с обострением хронических болезней, лицам старше 70 лет. Инфекционные болезни и проблемы с сердцем также являются противопоказанием к хирургическому вмешательству.

Подготовка к операции длится до 3 месяцев. В это время больной должен соблюдать специальную диету и употреблять препараты, стабилизирующие уровень гормонов щитовидки.

Перед самой операцией пациента направляют на биохимический анализ крови и мочи, электрокардиограмму, УЗИ брюшной полости и щитовидки. Также требуется определить уровень гормонов. После этого проводится удаление зоба. Больному разрешается вставать через несколько дней после операции, примерно через неделю его выписывают.

Однако операция не является залогом выздоровления, поскольку зоб склонен к рецидивам. В таком случае медикам требуется выяснить причину появления данной патологии.

Народная медицина

Средства народной медицины помогают только на начальных стадиях, когда диффузно-узловой злоб только начал развиваться. Применять их можно только по назначению врача, совместно с медикаментозными препаратами.

Самые действенные средства готовят по таким рецептам:

  • Смешать сок из 5 лимонов с пятью зубчиками чеснока и 1 ст. ложкой меда. Получившееся средство настаивают 7 суток, после чего его нужно принимать в течение 7 дней по 1 ч. ложке.
  • Порошок морской капусты нужно залить кипятком и подождать, пока она разбухнет. После этого смесь процеживают и добавляют к ней измельчённые орехи, растительное масло и творог. Средство принимают при каждом приеме пищи.
  • Вишневые почки и измельчённые косточки заливают кипятком, выдерживая на огне 20 минут. Выпивают средство перед едой, обязательно подогрев.
  • Получившуюся при смешивании зеленых грецких орехов и мёда смесь отстаивают в темном прохладном месте. Употребляют средство за 40 минут до приема пищи по 1 ч. ложке, запивая молоком.
  • Спиртовой настой высушенной лапчатки белой также используется при лечении диффузно-узлового зоба. Требуется 100 г растительного сырья на 1 л водки. Средство выдерживают 3 недели, после чего разбавляют водой, чтобы получился литр. Принимают его следующим образом: 1 ч. ложки разводят 50 мл воды. Выпивать его нужно за 25 минут до еды, трижды в сутки.

При повышенной активности щитовидной железы больному требуется много калорий. Ему рекомендуется употреблять 3,5 тыс. ккал. Пища должна состоять преимущественно из углеводов.

В пищу ежедневно требуется добавлять йод в количестве, указанном врачом. Полезно съедать продукты, богатые йодом. Данного микроэлемента много в морской капусте, рыбе, хурме. Ограничить нужно употребление сои, фасоли, цветной капусты, арахиса, репы, шпината, манго.

Для щитовидной железы полезны витамины Е и группы В. Больному необходимо употреблять куриную печень, хлеб из твёрдых сортов, перепелиные яйца, рыбу, фундук, брокколи, миндаль, овес, шиповник, крапиву, растительные масла.

При лечении диффузно-узлового зоба рекомендуется совмещать медикаментозные препараты и средства народной медицины. Залог выздоровления — диетическое питание с добавлением продуктов, содержащих йод.

    

% PDF-1.4 % 7950 0 obj> endobj xref 7950 50 0000000016 00000 н. 0000009077 00000 н. 0000001328 00000 н. 0000009659 00000 н. 0000009805 00000 н. 0000009848 00000 н. 0000009891 00000 н. 0000009934 00000 н. 0000009977 00000 н. 0000010020 00000 п. 0000010063 00000 п. 0000010106 00000 п. 0000010149 00000 п. 0000010192 00000 п. 0000010235 00000 п. 0000010279 00000 п. 0000010323 00000 п. 0000010367 00000 п. 0000010411 00000 п. 0000010455 00000 п. 0000010499 00000 п. 0000010543 00000 п. 0000010587 00000 п. 0000010631 00000 п. 0000010675 00000 п. 0000010719 00000 п. 0000010763 00000 п. 0000010807 00000 п. 0000010851 00000 п. 0000010895 00000 п. 0000010939 00000 п. 0000010983 00000 п. 0000011027 00000 п. 0000011071 00000 п. 0000011457 00000 п. 0000011507 00000 п. 0000011557 00000 п. 0000011595 00000 п. 0000011673 00000 п. 0000012587 00000 п. 0000013289 00000 п. 0000013512 00000 п. 0000013910 00000 п. 0000014145 00000 п. 0000018365 00000 п. 0000019466 00000 п. 0000019669 00000 п. 0000019801 00000 п. 0000020014 00000 п. 0000008792 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 7952 0 obj> поток х | TTW ^ ƫb) P

.

узлов щитовидной железы в диагностической патологии: от классических концепций к инновациям

4.1. Фолликулярная аденома

Фолликулярная аденома (FA) определяется как доброкачественная инкапсулированная неинвазивная опухоль щитовидной железы, дифференцирующаяся в сторону фолликулярного эпителия и лишенная ядерных свойств папиллярной карциномы щитовидной железы.

По результатам аутопсии, FA обнаружены у 3-5% взрослых. Неудивительно, что эта частота близка к распространенности пальпируемых одиночных узлов щитовидной железы.К известным факторам риска ФА относятся лучевое воздействие, особенно в детском и подростковом возрасте, и недостаток йода. Облучение может вызвать ФА после длительного латентного периода (10–50 лет), и относительный риск может достигать 15. Роль йодной недостаточности была подтверждена более частыми обнаружениями пальпируемых узлов щитовидной железы в районах с низким потреблением йода. Хотя часть таких узелков будет представлять собой истинную ЖК, эндемический спорадический зоб обычно вызывается дефицитом йода.Что касается наследственных факторов, то ЖК чаще встречаются у пациентов с синдромом Каудена или семейным аденоматозным полипозом [3].

В США FA представляет собой твердую, хорошо разграниченную, гипо- или изоэхогенную однородную массу. При радионуклидном сканировании большинство ЖК представляют собой «холодные» узелки, хотя возможны «горячие» аденомы и могут быть связаны клиническим гипертиреозом [3].

Образцы FNA из FA характеризуются высокой клеточностью, богатым присутствием фолликулярных клеток, включая микрофолликулы, и скудным коллоидом.Макрофолликулярные ЖК дают больше коллоидных и однослойных листов эпителия. Воспаление, ядра ПК или тела псаммомы отсутствуют. При FNA дифференциальная диагностика с фолликулярной карциномой невозможна, так как это потребует идентификации инвазивного роста. Кроме того, цитологические образцы, богатые коллоидами, похожи на гиперпластические узелки [3].

В целом ЖК представляют собой отдельные округлые, серые, беловатые, желто-коричневые или коричневые массы с гладкими очертаниями, контрастирующие с окружающими нормальными тканями щитовидной железы.Микроскопическая структура изменчива, но наблюдаются несколько ключевых особенностей: (1) происхождение из фолликулярного эпителия, что в основном отражается в архитектуре фолликула; (2) структурное отличие от окружающих тканей; (3) наличие полной фиброзной капсулы; (4) отсутствие вторжения; (5) отсутствие ядерных свойств ПК и (6) отсутствие нейроэндокринной дифференцировки. Архитектура может быть фолликулярной (нормо-, микро- или макро-), твердой или трабекулярной. Клетки кубовидной или многоугольной формы, но в «горячих» аденомах могут быть цилиндрическими.Цитоплазма хорошо видна, эозинофильная или светлая. Ядра округлые, гладкие, однородные, с равномерно распределенным умеренно темным хроматином. Митозы встречаются редко. Хотя строма обычно скудная, она может быть более обильной в некоторых опухолях, проявляя отек, миксоидную структуру, кровотечение, фиброз и изменение гиалина, а также кальцификацию. В отличие от гиперпластического узелка, полезно одиночное появление, наличие капсулы и отличие от окружающих тканей щитовидной железы. В дифференциальной диагностике с фолликулярной карциномой центральным критерием является отсутствие инвазии капсулы и сосудов [3, 41].

FA имеет несколько гистологических вариантов, включая FA с папиллярной гиперплазией, липоаденому, FA с причудливыми ядрами, FA клеток с печаткой, FA светлых клеток и FA клеток веретена [3, 42].

4.2. Папиллярная карцинома щитовидной железы

Папиллярная карцинома - это хорошо дифференцированная злокачественная опухоль щитовидной железы, характеризующаяся (1) происхождением / дифференцировкой в ​​сторону фолликулярного эпителия и (2) диагностическими ядерными особенностями [22].

PC является ведущим гистологическим типом карциномы щитовидной железы, поэтому факторы риска соответствуют общим факторам риска рака щитовидной железы, включая ионизирующее излучение, эстрогены, ожирение, сахарный диабет и прием нитратов с пищей [22].В отличие от ФК высокое потребление йода увеличивает риск ПК. Таким образом, добавление йода снижает частоту ФК и увеличивает частоту ПК. Несмотря на более высокую частоту ПК, эпидемиологические изменения можно считать благоприятными из-за благоприятного прогноза папиллярной карциномы.

При ультразвуковом обследовании ПК представляет собой гипо- или изоэхогенный, твердый или кистозный узел неправильной формы, размер которого превышает ширину, содержит микрокальцификаты и нарушает кровоснабжение. По данным сцинтиграфии, папиллярные карциномы чаще всего «холодные» [22].

Для FNA характерна высокая клеточность. Архитектурно можно наблюдать сосочки или однослойные листы. Присутствуют тела псаммомы. Клетки высокие, с видимой цитоплазмой. Ядерные изменения являются наиболее характерными и наиболее важными с диагностической точки зрения находками. К ним относятся утолщенные ядерные мембраны и очищение хроматина, ядерные бороздки и псевдовключения. Коллоид может быть водянистым или густым, так называемым тягучим коллоидом. Может быть труднее распознать фолликулярный вариант и столбчатый вариант, имеющий скудные ядерные особенности.В варианте с высокими клетками можно увидеть множественные включения ядер, что приводит к появлению ядер в виде «мыльных пузырей». Плоскоклеточная метаплазия возможна при диффузном склерозирующем варианте; однако типичные ядерные особенности также присутствуют [22].

В целом ПК представляет собой твердую белую массу с неправильными очертаниями. Кистозное изменение может присутствовать, в то время как некроз (при отсутствии анамнеза FNA, который мог бы вызвать сосудистый коллапс) не характерен и может указывать на трансформацию в более агрессивную опухоль [22].

Микроскопически ПК характеризуется папиллярной архитектурой (рис. 1) и диагностическими ядерными особенностями. Сосочки значительно различаются между опухолями: прямые или разветвленные, неплотно или плотно упакованные, длинные или короткие. Нередки кистозные или фолликулярные очаги. Также может встречаться цельная и трабекулярная архитектура. Ядра увеличены, перекрываются, удлинены, характеризуются неровностью мембраны и оптически пустым видом «матового стекла». Внешний вид «матового стекла» очень полезен при диагностической оценке фиксированных формалином и залитых парафином тканей.Однако его не видно на замороженных срезах, которые могут ухудшить интраоперационную оценку. Неравномерность контура ядра проявляется в виде ядерных псевдовключений (цитоплазмы) и продольных бороздок. Митозы встречаются редко. Тела псаммомы, присутствующие в 50% случаев, представляют собой небольшие округлые слоистые кальцификаты в строме или лимфатических каналах, но не в коллоиде. Может присутствовать плоскоклеточная метаплазия. Строма (рис. 2) хорошо развита [22, 41].

Рисунок 1.

Папиллярный рак щитовидной железы. Обратите внимание на характерную архитектуру и ядерные особенности.Гематоксилин-эозин, оригинальное увеличение 200 ×.

Рисунок 2.

Десмоплазия стромы при папиллярной карциноме. Гематоксилин-эозин, оригинальное увеличение 100 ×.

Гистологические варианты ПК включают папиллярную микрокарциному (меньше 1 см; см. Рис. 3), инкапсулированную, фолликулярную, диффузную склерозирующую, высококлеточную, столбчато-клеточную, ребристо-морщинную, шиповидную, твердую, онкоцитарную, веретено-клеточную, светлоклеточную и вартина. -подобные варианты, а также ПК с фиброматозоподобной стромой [22, 43].В карциномах с истинной папиллярной архитектурой преобладают мутации BRAF ( V600E ), тогда как опухоли, обладающие фолликулярной архитектурой, в основном несут мутации RAS [44].

Рисунок 3.

Папиллярная микрокарцинома в тканях щитовидной железы. Гематоксилин-эозин, оригинальное увеличение 50 ×.

4.3. Фолликулярная карцинома

Фолликулярная карцинома - это злокачественная эпителиальная опухоль щитовидной железы, характеризующаяся фолликулярной дифференцировкой, инвазивным ростом, морфологически отраженным в инвазии через капсулу или в кровеносные сосуды и отсутствием ядерных особенностей папиллярной карциномы [23].

Факторы риска включают низкое содержание йода и ионизирующее облучение, хотя связь с радиацией слабее, чем для ПК [23]. Согласно FNA, FC нельзя отличить от FA. В целом FC - это сплошные массы. Иногда капсулы кажутся толще, чем у FA. В редких случаях инвазия через капсулу или в экстратироидные ткани явно очевидна.

Микроскопически опухоль характеризуется фолликулярной архитектурой. По определению, нет ядерных характеристик, которые определяли бы ПК.Отличие от FA требует идентификации инвазии, которая может проявляться как минимальная или широкая капсульная инвазия (Рисунок 4), так и ангиоинвазия (Рисунок 5). Минимальная инвазия определяется как очаговое, но однозначно инвазивное разрастание, которое проникает на всю толщину капсулы. Неровные очертания внутренней поверхности капсулы или групп опухолевых клеток внутри капсулы недостаточны для диагностики. ФК также необходимо строго отличать от артефактов, таких как капсульные поражения, вызванные хирургическим вмешательством или FNA, или скручивание опухоли по краям тканевого блока.Сосудистую инвазию следует оценивать только в капсуле или вне опухоли, а не в середине массы. Чтобы отличить ангиоинвазию от артефактного заражения кровеносных сосудов опухолевыми клетками, например, во время сбора, любая внутрисосудистая группа опухолевых клеток должна квалифицироваться как свидетельство инвазии только в том случае, если опухолевые ткани прикреплены к стенкам кровеносных сосудов, покрыты либо эндотелием, либо фибрином. или тромб [23, 41]. Морфологические варианты встречаются редко, включая светлые клетки [23], клетки перстневого кольца [45], варианты микрокистозных и веретенообразных клеток, FC с жировыми клетками и FC с гломерулоидным рисунком [23].Сообщалось о муцинозном варианте [46].

Рисунок 4.

Фолликулярная карцинома щитовидной железы. Обратите внимание на вторжение через капсулу. Гематоксилин-эозин, оригинальное увеличение 200 ×.

Рис. 5.

Инвазия фолликулярной карциномы щитовидной железы в крупный кровеносный сосуд. Гематоксилин-эозин, оригинальное увеличение 50 ×.

4.4. Фолликулярная опухоль с противоречивой морфологией

В недавней классификации ВОЗ (2017 г.), некоторые новые объекты были определены для классификации опухолей щитовидной железы с противоречивой морфологической внешностью, сомнительным вторжением или сомнительными ядерными функциями [47].

Опухоли с фолликулярным рисунком, демонстрирующие однозначную капсульную или сосудистую инвазию, обозначаются как (1) инвазивный фолликулярный вариант ПК, если ядра демонстрируют типичную структуру ПК; (2) хорошо дифференцированная карцинома щитовидной железы, если не указано иное, если ядерные особенности являются спорными; и (3) FC, если в ядрах отсутствуют какие-либо признаки PC.

Опухоли, которые определенно неинвазивны, обозначаются FA, если структура ядра определенно непапиллярного типа. В противном случае выдается диагноз неинвазивного фолликулярного новообразования щитовидной железы с папиллярно-подобными ядерными особенностями [48].Наконец, опухоли с сомнительной инвазией называются либо фолликулярными опухолями с неопределенным злокачественным потенциалом, если ядра относятся к непапиллярному типу, либо хорошо дифференцированной опухолью с неопределенным злокачественным потенциалом во всех других случаях.

Эти новые объекты предоставляют патологам долгожданную возможность точной диагностики. Однако биологический потенциал этих групп еще предстоит оценить. Как правило, риск рецидива или метастазирования низкий, но все же есть сообщения об исключениях [47].

4.5. Медуллярная карцинома

Медуллярная карцинома - это злокачественная опухоль щитовидной железы, демонстрирующая дифференцировку С-клеток [49].

MC характеризуется высокой долей наследственных опухолей, достигающей 30%. Напротив, факторы риска спорадических МК практически неизвестны [49]. Активирующие мутации RET присутствуют в 40% спорадических MC и более 90% наследственных случаев, в основном с почти полной пенетрантностью [50].

FNA показывает круглые, яйцевидные или веретенообразные клетки.Эксцентричное положение ядра может придавать вид плазмоцитоида. Хроматин гранулированный. В образце может присутствовать амилоид. Несмотря на иммуногистохимическое исследование, диагноз правильно установлен только в 46,1% случаев [49]. По нашему опыту, систематический иммуногистохимический подход ко всем опухолям щитовидной железы без типичных ядер папиллярного типа помогает избежать диагностической ошибки. Уровень кальцитонина в сыворотке в большинстве случаев также раскрывает диагноз.

Обычно поражения от серого до желтого цвета различной консистенции.Двусторонний и мультицентрический рост характерен для наследственных опухолей [49]. Микроскопическое изображение может быть очень запутанным из-за разнообразия гистологических паттернов - MC - это «отличный мимик». Однако в большинстве случаев иммунофенотип отличается, и наличие местного амилоидоза может существенно повлиять на диагностическое мышление, усиливая подозрение на MC.

Архитектура MC бывает цельной, трабекулярной, дольчатой ​​или островковой. Клетки полигональные, плазмоцитоидные, веретеновидные или смешанной морфологии.Ядра округлые, с крупным хроматином и мелкими ядрышками. Цитоплазма бывает от эозинофильной до амфофильной. Амилоид, содержащий кальцитонин, присутствует в 90% случаев. Наличие ядерных псевдовключений и редких тел псаммомы может вводить в заблуждение. Наследственные опухоли сопровождаются гиперплазией С-клеток. Варианты включают папиллярные, фолликулярные, веретено-клеточные, гигантоклеточные, светлоклеточные, онкоцитарные, меланотические, плоскоклеточные, амфикриновые, параганглиомоподобные, ангиосаркомоподобные, инкапсулированные и мелкоклеточные MC [41, 49, 51].MC характеризуется нейроэндокринным фенотипом и иммуногистохимическим анализом хромогранина А, кальцитонина или родственных пептидов, и для подтверждения диагноза настоятельно рекомендуется использовать карциноэмбриональный антиген.

4.6. Метастазы в щитовидную железу

Метастазы экстратироидных опухолей (МТС) в щитовидную железу редки. В цитологическом исследовании FNA MTS составили 2,2% случаев [52]. Однако они встречаются в диагностической хирургической патологии, а также в цитологии FNA и могут иметь очень вводящую в заблуждение морфологию.Авторы недавней серии клинических исследований сообщили о 32 таких случаях [53]. Среди этих пациентов легкое было наиболее частым местом первичной опухоли (14/32), за которым следовали рак почек и желудочно-кишечного тракта с равной частотой 5/32. Интересно, что MTS, влияющие на щитовидную железу, диагностировались в широком диапазоне времени, от проявления одновременно с первичным раком до отсроченного проявления через 16 лет после первоначального диагноза. Хотя тиреоидэктомия не рассматривалась у пациентов с агрессивным раком на высокой стадии, она все же была выполнена 34 пациентам.5% пациентов имели вторичную опухоль щитовидной железы, а наибольшая выживаемость составила 7 лет [53].

Спектр MTS различается в зависимости от больницы, например, в Германии наблюдались почечно-клеточная карцинома (48,1%), колоректальная (10,4%), легочная (8,3%) и молочная железы (7,8%), а также саркомы (4,0%). серия [54]. В цитологически исследованных случаях был обнаружен широкий спектр первичных опухолей, включая рак легких (6/20), желудочно-кишечного тракта, молочной железы (каждая 5/20), гортани (3/20) и почечно-клеточную (1/20) карциному [52].

В самой большой серии вторичных опухолей щитовидной железы, включающей 97 пациентов, перенесших FNA в клинике Мэйо, наиболее частыми первичными очагами были легкие и почки (по 22% каждая), за которыми следовали рак головы и шеи (12%), как сообщила Хегерова и другие. [55]. Аналогично наблюдениям Zhang et al. [53], у некоторых пациентов наблюдалась продолжительная выживаемость, достигающая 228 месяцев (в среднем 20 месяцев). Резекция щитовидной железы была нередкой: она была выполнена 41/97 пациентам, достигшим 30-месячной выживаемости (диапазон от 3 до 171 месяцев), в то время как медиана выживаемости у неоперированных пациентов составила 12 месяцев (от 1 до 228 месяцев).Разница была статистически незначимой [55].

Сообщалось о метастазах кожной или увеальной меланомы, которые могут представлять серьезную диагностическую проблему, учитывая, что меланома является еще одним «большим подражателем» в патологии [56].

4.7. Иммуногистохимия новообразований щитовидной железы

Хотя в большинстве случаев для правильной классификации узлов щитовидной железы достаточно обычных красок, иногда необходимы дополнительные методы. Иммуногистохимия (ИГХ) - это хорошо известная, легко применяемая технология, в настоящее время дополненная автоматизацией и цифровой оценкой.Расходы умеренные, что делает IHC широко доступным подходом. Он выигрывает от высокой точности реакции антиген-антитело и визуальной оценки положительных мишеней, что приводит к правильной интерпретации.

При патологии щитовидной железы исследовано несколько групп антигенов. Антигены, специфичные для фолликулярных клеток щитовидной железы (тиреоглобулин, TTF-1), полезны для определения фолликулярного происхождения новообразования. Экспрессия наблюдается в PC [22], FA [3] и FC [23], а также в опухолях из клеток Hurtle.MC отрицательна на тиреоглобулин, но может проявлять слабое окрашивание на TTF-1 [49], хотя были высказаны противоречивые мнения. Возможной ловушкой является ядерная экспрессия TTF-1 при неплоскоклеточном раке легкого MTS (аденокарцинома, мелкоклеточная карцинома, крупноклеточная карцинома). В раке легких отсутствует тиреоглобулин, но он может экспрессировать сурфактант апопротеин A (аденокарцинома), напсин A (аденокарцинома; однако сообщалось о положительной реакции при раке щитовидной железы) или нейроэндокринные маркеры (мелкоклеточная карцинома и крупноклеточная нейроэндокринная карцинома).

Нейроэндокринные маркеры (хромогранин А, синаптофизин) наряду с кальцитонином характерны для ТК [49] и гиперплазии С-клеток. ПК и ЖК отрицательны по хромогранину А, другим нейроэндокринным маркерам и кальцитонину [3, 22].

Мембранные белки, включая HBME-1, TROP-2, галектины семейства бета-галактозид-связывающих белков и глипиканы (одно из двух семейств белков в классе протеогликанов гепаринсульфата), полезны в диагностике ПК. Состав цитоскелета определенными промежуточными филаментами (цитокератин (CK) 19, виментин) также коррелирует с конкретными патологическими процессами.Активность пролиферации при карциномах обычно выше, чем в доброкачественных узелках, но уровни при дифференцированном раке слишком низки, чтобы установить надежный диагностический порог. Тем не менее, белки, которые участвуют в регуляции клеточного цикла и апоптоза, были оценены при патологии щитовидной железы.

Мезотелиальный эпитоп Hector Battifora, широко известный под аббревиатурой HBME-1, представляет собой мембранный антиген, расположенный на микроворсинках доброкачественных и злокачественных мезотелиальных клеток [57, 58]. В щитовидной железе для ПК характерна интенсивная экспрессия HBME-1 [22, 59].Мембранозный рисунок наиболее специфичен [22]. Диффузная и интенсивная мембранная экспрессия является сильным аргументом в пользу диагностики ПК [60]. Доля FC положительна [23], но реакционная способность в FA считается редкой [3].

Сообщенная скорость экспрессии HBME-1 при ПК колеблется между 73,8% [61], 75,9% [62], 85,0% [63] и 96,1% [64]. Более высокая частота была обнаружена при классическом ПК, например, в диапазоне от 95,9 до 100% по сравнению с 45,0–81,1% при фолликулярных вариантах [61, 65]. Однако некоторые авторы сообщают о близких результатах в классическом или фолликулярном вариантах.Таким образом, в большом исследовании IHC 127 опухолей щитовидной железы, включая 49 классических ПК, 29 случаев фолликулярного варианта папиллярной карциномы (FVPC) и 49 FA, HBME-1 был экспрессирован в 88% классических PC и 86% случаев FVPC. в отличие от 4% в FA [60].

Экспрессия HBME-1 в ПК отличается от окружающих доброкачественных тканей щитовидной железы [66]. В большом исследовании 177 щитовидных желез (включая 53 ПК, 11 случаев FVPC, 13 FC и 100 доброкачественных щитовидной железы) HBME-1 был экспрессирован в 74% PC и 89% FVPC, но не был обнаружен (0%) в Болезнь Грейвса или узловой коллоидный зоб [67].Прасад и др. также подтвердили отсутствие HBME-1 при болезни Грейвса и нормальной щитовидной железе, но зарегистрировали единственный случай (1%) положительного узлового зоба [63]. Более высокая скорость экспрессии в доброкачественных тканях щитовидной железы (7,0%) сообщается Nasr et al. [64]. Реактивность HMBE-1 при фолликулярных новообразованиях также заметно различается между исследованиями: 17% [67] против 26,7% [62] против 50,0% [63] против 85,7% [68] FC и 4 % [60] vs. 10% [63] vs. 11% [67] vs. 14,8% [62] против 64% [68] FA.

Различия могут быть связаны с оценкой (образец: только мембранный по сравнению с мембранным и цитоплазматическим), порогом отсечения, выбором первичных антител, извлечением эпитопа, разведением, температурой инкубации и временем инкубации. Таким образом, хотя HBME-1 является одним из наиболее чувствительных и специфических антигенов в диагностике ПК [61] и был включен в большинство диагностических панелей [58] для ПК или рака щитовидной железы (преобладающего ПК), разногласия остаются.

Имеется мало, но многообещающих сообщений о поверхностном антигене трофобластных клеток человека TROP-2 при ПК, который, по-видимому, является надежным маркером в гистологии и цитологии, обладающим высокой специфичностью и чувствительностью [61, 69, 70, 71]. Белок TROP-2 отсутствует в МК, фолликулярных опухолях и неопухолевой ткани щитовидной железы [70, 71], тогда как он присутствует в 82,5% ПК. В пределы маркера входит диагностика фолликулярного варианта, который показывает менее частое и очаговое окрашивание. Тем не менее, наличие 10% положительных клеток в опухоли указывает на ПК, а гетерогенность достаточно низкая, чтобы применять ИГХ TROP-2 к образцам FNA [70].Опять же, данные о частоте экспрессии изменчивы. Так, в недавнем исследовании TROP-2 был обнаружен между 90,0 и 95,3% ПК и 70,0% фолликулярных вариантов [71]. Однако другие исследовательские группы описали значительно менее частую реактивность: 50% [61].

CITED1 (сокращение от CREB (белок, связывающий элемент цАМФ) / трансактиватор p300, взаимодействующий с глутаминовой кислотой / богатый аспарагиновой кислотой карбоксиконцевой домен 1) белок, кодируемый геном CITED1 , действует как активатор транскрипции.Паттерн экспрессии ядерный и цитоплазматический [63]. CITED1 усиливает SMAD-опосредованную транскрипцию за счет усиления взаимодействия между ДНК, факторами транскрипции и коактиваторами (SMAD - это акроним, появившийся в результате слияния названий гена Sma в Caenorhabditis elegans и гена «мать против декапентаплегии» Mad . в Drosophila ). В сочетании с путем SMAD, CITED1 способствует передаче сигналов через молекулярный путь трансформирующего фактора роста бета (TGF-бета).CITED1 также стабилизирует взаимодействие между рецепторами эстрогена и гистонацетилтрансферазой, усиливая эстроген-зависимую экспрессию генов и связывается с хроматином эстроген-зависимым образом.

CITED1 выражается в PC [22]. Некоторые авторы считают его полезным при дифференциальной диагностике ПК, включая фолликулярный вариант, и FA [43, 72], поскольку экспрессия CITED1 в FA считается редкой [3]. Однако CITED1 был обнаружен как при доброкачественных, так и при злокачественных патологиях. Таким образом, в большом исследовании 177 тироидных желез (включая 53 ПК, 11 случаев FVPC, 13 FC и 100 доброкачественных тироидных желез), CITED1 экспрессировался не только в 98% PC, 100% FVPC и 86% FC, но также в 89% случаев болезни Грейвса, 79% узлового коллоидного зоба и 80% ЖК [67].Более многообещающие данные были получены в другом крупном исследовании 127 опухолей щитовидной железы, в том числе 49 классических ПК, 29 случаев FVPC и 49 FA. CITED1 был экспрессирован в 90% случаев классического PC и 83% случаев FVPC, в отличие от 16% FA [60]. Точно так же CITED1 экспрессируется в 93% PC, 25% FC, 10% FA и 8% узлового зоба, но не обнаруживается в нормальных случаях щитовидной железы и болезни Грейвса [63]. Среди 215 фиксированных формалином и залитых парафином образцов щитовидной железы CITED1 экспрессировался в 87% PC и 50% FC, тогда как только 10% FA и 24% узлового зоба были положительными, но случаи болезни Грейвса и нормальной щитовидной железы неизменно были отрицательными. [63].

Выражение CITED1 зависит от технологических особенностей. Одно из описанных кроличьих антител было связано с повышенным фоном до такой степени, что это мешает надежной оценке. Однако считается, что другое кроличье антитело имеет более низкую чувствительность и специфичность по сравнению с HBME-1 и CK19 [60].

Зная роль CITED1 в PC и эпидемиологические данные о более высокой заболеваемости у женщин, неудивительно, что экспрессия рецепторов эстрогена и прогестерона при папиллярной карциноме.Об экспрессии рецептора эстрогена альфа и рецептора прогестерона сообщалось в 19% и 38,7–57% случаев РПЖ соответственно [73, 74].

Галектины представляют собой семейство белков, которые определяются способностью связывать бета-галактозидные углеводы. Галектины расположены в ядрах клеток, цитоплазме или внеклеточном пространстве. Галектины подразделяются на димерные, тандемные и химерные классы. Димерные галектины, например галектин-1, представляют собой простые гомодимеры. Тандемные галектины содержат один или несколько доменов узнавания углеводов в одной пептидной цепи.Класс химеров, представленный только галектином-3, имеет длинный нелектиновый домен. Такая химерная молекула может существовать в виде мономера (при низкой концентрации) или образовывать мультимеры (при высокой концентрации), если до пяти мономеров связаны нелектиновым доменом. Физиологические эффекты различны: в то время как мономеры ингибируют адгезию, блокируя белки адгезии, пентамеры создают межклеточные мостики или связывают клетки и внеклеточный матрикс.

Экспрессия галектина-3 в ЖК встречается редко [3]. Галектин-3 чаще встречается при злокачественных опухолях щитовидной железы [75], и это открытие имеет сильную патогенетическую основу.Нокдаун или антагонисты галектина-3 подавляют миграционную способность клеток ПК. Галектин-3 активируется фактором, индуцируемым гипоксией (HIF) -1 [76]. При ПК, уровень экспрессии оценивается как 64,7% [65] против 69% [61] против 92% [67] или даже 100% [77]. При фолликулярном варианте частота ниже: 33 против 92% в классических случаях [67]. Однако некоторые авторы описывают близкие результаты в классическом или фолликулярном вариантах. Так, в большом исследовании IHC 127 опухолей щитовидной железы, включая 49 классических PC, 29 случаев FVPC и 49 FA, галектин-3 был экспрессирован в 96% классических PC и 90% FVPC случаев, в отличие от 18% случаев FA [60] .Частота экспрессии достигла 97% в небольшой смешанной группе карцином, включающей 22 ПК (16 классических и шесть случаев FVPC), 3 FC, 5 MC и одну карциному из клеток Hurtle [75]. Среди 13 ФК частота экспрессии составила 33% [67]. Картина окрашивания должна быть как ядерной, так и цитоплазматической [22]. Примечательно, что доброкачественные реактивные эпителиальные и воспалительные клетки при тиреоидите Хашимото могут экспрессировать галектин-3 [22, 60]. Liu et al. Не обнаружили экспрессии болезни Грейвса и узлового коллоидного зоба. [67].Однако другие исследовательские группы отметили присутствие галектина-3 в 55% случаев узлового зоба и 7% случаев болезни Грейвса, в то время как нормальные ткани щитовидной железы неизменно были отрицательными [63]. FA описывается как отрицательный [67] или иногда (18%) положительный [60]. В целом галектин-3 был обнаружен в 10% [63] против 30% [75] против 43% [77] FA, более часто (80%) в аденомах из клеток Хертла [77]. Даже авторы, сообщающие о менее частой положительной реакции на ФА, считают галектин-3 маркером второй линии из-за более низкой специфичности и чувствительности [60].

Наряду с CK19 и галектином-3 галектин-1 чаще экспрессируется в PC, чем в FA. Потеря активности галектина-1 подавляет пролиферацию, миграцию и инвазию [78]. В культурах клеток галектин-1 был оценен как мишень для векторизованного контрастного агента, несущего конъюгированные с пептидом сверхмалые суперпарамагнитные частицы оксида железа для МРТ [79].

Глипиканы вместе с синдеканами представляют собой основные белковые семейства протеогликанов сульфата гепарина. Глипиканы участвуют в процессах развития, а также в регуляции передачи клеточных сигналов путями Wnt и Hedgehog.Глипикан-3 чаще экспрессируется при злокачественных опухолях щитовидной железы. Среди 17 FA уровень экспрессии составил 24%. Более высокая частота положительных результатов (81%) наблюдалась в небольшой смешанной группе карцином, состоящей из 22 ПК, 3 ФК, 5 МС и одного случая карциномы из клеток Хертла [75]. В большей группе глипикан-3 был обнаружен в 100% (20/20) ФК и 70% (48/69) ПК [80].

ПК характеризуются повышенной регуляцией CD44 и его лиганда остеопонтина. Экспрессия остеопонтина при ПК статистически значимо выше, чем в нормальной ткани щитовидной железы, коллоидном зобе и ЖК.Кроме того, наличие и интенсивность экспрессии остеопонтина коррелирует с активностью пролиферации [81], способностью проникать и возникновением неблагоприятных прогностических факторов, таких как метастазы в лимфатические узлы и большой размер опухоли [82]. Экспрессия остеопонтина обнаруживается в 83,3% ПК, 70,0% доброкачественных узлов щитовидной железы и 50,0% нормальных тканей щитовидной железы [83]. Об остеопонтине при ФК имеется ограниченное количество информации, но у собак была показана его повышенная регуляция [84]. В MC остеопонтин экспрессируется в 78.4% случаев и показывает связь с хорошими прогностическими признаками [85]. Уровни костного сиалопротеина повышены при ПК. Так, экспрессия костного сиалопротеина обнаруживается в 87,9% случаев РПЖ, 55,0% доброкачественных узлов щитовидной железы и 42,5% нормальных тканей щитовидной железы [83]. ПК характеризуется статистически значимой цитоплазматической и мембранной активацией рецептора витамина D по сравнению с неопухолевыми тканями щитовидной железы. Раковые клетки также обладают витамином D, инактивирующим 24-гидроксилазу, но не активирующим фермент, а именно 1-альфа-гидроксилазу.Сверхэкспрессия 24-гидроксилазы связана с экстратироидной инвазией и метастазами в лимфатические узлы [74].

Что касается белка CD44 варианта 6, то фракция положительных клеток в ПК составляет 80,3%, в то время как только 37,1% клеток в доброкачественных узлах щитовидной железы и 22,9% нормальных эпителиальных клеток щитовидной железы являются положительными [86]. Маркер стволовых клеток CD44 участвует в эпителиально-мезенхимальном переходе (EMT), который характеризуется потерей эпителиальных маркеров, например, E-кадгерина, и появлением мезенхимальных белков, например.г., виментин. Экспрессия виментина была обнаружена в 53,8% ПК и 75% ФК [87]. В ПК наблюдается потеря E-кадгерина в отличие от окружающих доброкачественных тканей щитовидной железы. Тем не менее, E-кадгерин вместе с CD56 активируется в FA [88]. Однако, если рак оценивается отдельно, а не в контексте с окружающими тканями, E-кадгерин все равно сохраняется. Таким образом, экспрессия E-кадгерина была обнаружена в 84,6% PC и 75% FC [87].

Клаудины - еще один класс белков, ассоциированных с ЕМТ [89].При ФК трансмембранный белок плотных контактов клаудин перемещается от мембраны к ядру. Переключение на субклеточную компартментализацию ведет к усилению пролиферации, инвазии и миграции [90].

Среди цитокератинов привлек внимание CK19. Интенсивная экспрессия CK19 считается ценным диагностическим маркером при PC [91], хотя это наименее специфичный маркер злокачественности [22, 59]. При РПЖ сообщенные уровни экспрессии CK19 колеблются от 45,6% [65], 83,3% [61] до 84,6% [87].Экспрессия CK19 обнаружена в 25% FC [87]. Однако в большом исследовании 177 щитовидной железы (включая 53 ПК, 11 случаев FVPC, 13 FC и 100 доброкачественных желез), CK19 был обнаружен в 78% случаев PC, 22% фолликулярных вариантов, но отсутствовал в FC, FA, Graves. «случаи заболевания и узловой коллоидный зоб [67]. Многообещающие данные были получены в другом исследовании IHC 127 опухолей щитовидной железы, включая 49 классических PC, 29 случаев FVPC и 49 FA. CK19 экспрессировался в 100% случаев классического PC и 90% случаев FVPC, в отличие от 14% FA [60].Тем не менее, в другом исследовании CK19 был обнаружен в 100% PC и даже в 68,4% доброкачественных тканях щитовидной железы [64]. В значительной когорте из 215 тироидных клеток CK19 был экспрессирован в 72% PC, 50% FC, 5% FA, 31% узлового зоба, 0% болезни Грейвса и 7% нормальных тироидных желез [63].

CK19 имеет высокую чувствительность, но более низкую специфичность при дифференциальной диагностике ПК и ФА. Однако имеет значение не только присутствие, но и интенсивность и распространение выражения. Экспрессия в PC имеет тенденцию быть сильной и диффузной, в то время как FA показывает очаговое и более слабое окрашивание.Экспрессия в узловой гиперплазии и нормальных тканях щитовидной железы также имеет тенденцию быть очаговой и слабой [60]. Было бы важно сравнить узелок и окружающие ткани. Кроме того, ПК является положительным для панцитокератина и CK7, но отрицательным для CK20 - факт, который в редких случаях помогает отличить ПК и метастазы в щитовидной железе от колоректальной аденокарциномы, которая, как известно, экспрессирует CK20 [22].

В отличие от окружающих доброкачественных тканей щитовидной железы, PC характеризуется подавлением CD56 [59, 88].Частота потери CD56 колеблется от 93,9% при классическом ПК до 73,3% при FVPC [65]. Напротив, CD56 активируется в FA [88].

Что касается регуляции пролиферации клеток и апоптоза, ПК связан с повышенной экспрессией фосфорилированного гистона h4 и циклина D1. Метастатические ПК демонстрируют повышенную регуляцию каспазы-3 и потерю антиапоптотического Bcl-2 [92]. Циклины A и B1 также обнаруживаются в ПК [93]. Связанный с аутофагией белок Beclin-1 чаще встречается при карциномах щитовидной железы.Уровень экспрессии составляет 98,9% в PC и 57,1% в FC, в то время как только 21,4% ЖК являются положительными для Beclin-1. Уровень Beclin-1 коррелирует с пролиферативной активностью Ki-67 [68]. Сурвивин чаще экспрессируется в карциномах и связан с биологическим потенциалом новообразования [94]. Цитоплазматическая локализация p27 наблюдалась при PC [95], и p27 вместе с галектином было рекомендовано различать FA и FC [96].

PC характеризуется полной или почти полной потерей белка c-kit / CD117 в отличие от доброкачественных узлов щитовидной железы и нормального фолликулярного эпителия [97].

Аберрантная мембранная экспрессия CD20 недавно была обнаружена при PC [98, 99]. В небольшой группе PC экспрессия была обнаружена в 5/22 (23%) опухолях [99]. Результаты были подтверждены в большой когорте из 538 ПК [98], обнаруживших реактивность в 10% случаев. Хотя CD20 был связан с менее агрессивными морфологическими особенностями ПК, экспрессия при анапластическом раке щитовидной железы наблюдалась с той же частотой (6–20%), что и при ПК. FA (47) были отрицательными. Положительность CD20 не была связана с другими маркерами линии B-лимфоцитов, такими как CD79alpha или PAX5 [98], но была подтверждена двумя разными клонами первичного антитела [99].

Нейроэндокринная дифференцировка - отличительный признак МК, положительный по хромогранину А в 92,9% случаев [100]. Что касается других региональных причин хромогранин А-положительных массовых поражений, аденома паращитовидной железы (которая может возникать интратироидально) и гиперплазия паращитовидной железы характеризуются уровнями экспрессии 28/28 и 7/8 [100]. Панели IHC должны включать кальцитонин и карциноэмбриональный антиген CEA (для идентификации MC со 100% специфичностью, как сообщается Wuertz et al.) И паратироидный гормон, который экспрессируется в 72.2% узелков паращитовидной железы [100].

В большинстве МК присутствует кальцитонин [101]. В редких случаях несекреторных МК, диагноз ИГХ все еще возможен с помощью панели кальцитонина, СЕА и хромогранина А [102]. Среди 75 МС рецептор кальцитонина был экспрессирован в 82,7% случаев. По данным Cappagli et al., Он показал сильную положительную корреляцию с кальцитонином (p = 0,001) и остеокальцином (p = 0,009). [103]. Экспрессия СЕА характерна и в основном широко распространена, от умеренной до сильной по интенсивности [104].Сообщалось о наличии CD56 [101].

Кластерин представляет собой еще один клон-специфический маркер ИГХ, экспрессируемый в С-клетках, гиперплазии С-клеток и первичных и метастатических ТК. Кроме того, сообщалось о прогностической ценности показателя кластерина с обратной корреляцией между показателем кластерина и наличием метастазов в лимфатических узлах [105]. Сурвивин и X-связанный ингибитор апоптоза (XIAP) экспрессируются в C-клетках и MC и связаны с худшей выживаемостью [106]. Экспрессия HIF-1альфа - еще один прогностический маркер.Было показано, что положительная экспрессия связана с худшей 5-летней выживаемостью и выживаемостью без прогрессирования [107]. Маркеры стволовых клеток CD133 и CD44 являются неблагоприятными прогностическими факторами. И CD133, и CD44 являются независимыми факторами, связанными с худшей общей выживаемостью, в то время как CD44 также в значительной степени связаны с выживаемостью без рецидива [108]. Экспрессия рецепторов соматостатина 2А и 5 коррелирует с продвинутыми стадиями [109]. Белки теплового шока HSP70, HSP90 и GRP78 активируются в MC по сравнению с нормальными тканями щитовидной железы [110].Наблюдается повышенная регуляция антигенов рака / семенников, контрастирующая с отрицательными нормальными тканями щитовидной железы и зобом, а также с редкой экспрессией в PC и FC. Однако малодифференцированные и анапластические карциномы также являются положительными [111].

Признавая разнообразие узловых образований щитовидной железы и изменчивость данных ИГХ, рекомендуется панельная диагностика (см. Примеры в таблице 2).

Панель Цель Когорта Ссылки
HBME-1, галектин-3, CK19 по сравнению с FVPC FA 157 опухолей щитовидной железы, 5 нормальных желез [72]
HBME-1, галектин-3, CITED1 FVPC по сравнению с FA 157 опухолей щитовидной железы, 5 нормальных желез [72] ]
HBME-1, CK19
Вторая линия: CITED1, галектин-3
PC по сравнению с FA 127 опухолей щитовидной железы: 49 классических ПК, 29 FVPC, 49 FA [60]
HBME-1, CK19 PC vs. доброкачественные ткани щитовидной железы 51 ПК, 57 доброкачественных случаев [64]

Таблица 2.

Иммуногистохимические панели в диагностике узлов щитовидной железы.

HBME, мезотелиальный эпитоп Hector Battifora; СК, цитокератин; CITED1, сокращение от CREB (белок, связывающий элемент цАМФ) / р300, взаимодействующий трансактиватор с глутаминовой кислотой / богатым аспарагиновой кислотой карбоксиконцевым доменом 1; FVPC, фолликулярный вариант папиллярной карциномы; ФА, фолликулярная аденома и ПК, папиллярная карцинома.

.

Диффузное заболевание щитовидной железы (DTD) и тиреоидит

Тиреоидит Хашимото (HT) или хронический лимфоцитарный тиреоидит является наиболее распространенным аутоиммунным заболеванием и наиболее частой причиной гипотиреоза в Соединенных Штатах [ 9 ]. Заболевание чаще всего возникает у женщин молодого или среднего возраста и приводит к прогрессирующему разрушению щитовидной железы и нарушению выработки гормонов. Этиология тиреоидита - это органоспецифический аутоиммунный ответ, при котором цитотоксические Т-клетки с помощью Т-хелперов ответственны за прямое разрушение тироидных клеток, что приводит к гипотиреозу [ 10 ].При гистопатологическом исследовании (рис. 6.5a) железа имеет либо очаговую, либо диффузную лимфоцитарную инфильтрацию со случайными зародышевыми центрами, небольшие фолликулы щитовидной железы с редким коллоидом и различные уровни фиброза [ 10 - 12 ]. ГТ развивается у генетически предрасположенных людей, которые подвергаются воздействию окружающей среды [ 9 - 11 ]. Хотя все триггеры не изучены, беременность, по-видимому, является одним из важных событий, ведущих к клинической дисфункции щитовидной железы.Диагноз убедительно подтверждается повышением уровня антител к тиреопероксидазе (ТПО), которая является высокочувствительной и специфичной для этого заболевания [ 13 ]. Высокие концентрации антител к ТПО в сыворотке крови присутствуют более чем у 90–95% пациентов с тиреоидитом Хашимото [ 9 , 10 ].



Рис. 6.5

Патология тиреоидита Хашимото (а) и корреляция ультразвукового исследования (b). Белый кружок и белые стрелки: гипоэхогенная лимфоцитарная инфильтрация.Синий круг и синие стрелки: изоэхогенные фолликулярные клетки щитовидной железы. Желтые стрелки: гиперэхогенные фиброзные линии


Обычный режим B Серый ультразвук

Нормальная щитовидная железа при ультразвуковом исследовании показывает, что паренхима тонко гранулирована (внешний вид матового стекла), а эхогенность аналогична слюнным железам, но выше эхогенность по сравнению с соседними лямками или грудинно-ключично-сосцевидной мышцей [ 6 ] (рис. 6.6). ГТ можно идентифицировать с помощью ультразвука по гипоэхогенным изменениям в щитовидной железе (рис.6.5b и 6.6b) до дисфункции щитовидной железы или повышения уровня антител к ТПО [ 14 , 15 ]. Аутоиммунное заболевание щитовидной железы может изменять объем щитовидной железы (нормальные значения: женщины 12 мл, мужчины 14 мл) и эхогенность щитовидной железы. Raber количественно оценил эхогенность щитовидной железы по пяти классам (таблица 6.3) и сопоставил степень изменения с функцией щитовидной железы и уровнями антител к ТПО [ 15 ]. Степень снижения эхогенности точно предсказывала аутоиммунный тиреоидит и дисфункцию щитовидной железы с вероятностью 96%.Положительная прогностическая ценность (PPV) паттерна 3 степени (паренхима щитовидной железы изо- или гипоэхогенная по сравнению с ремешковыми мышцами) для выявления аутоиммунного тиреоидита составила 94% (с явным гипотиреозом) и 96% (с любой степенью гипотиреоза). Отрицательная прогностическая ценность (NPV) паттерна 1 степени (эхогенность щитовидной железы подобна подчелюстной железе, гиперэхогенность поясничным мышцам) для выявления эутиреоидных и отрицательных антител к ТПО составила 91%. В этом исследовании зоб (крупнее нормы) или атрофия железы не коррелировали со статусом антител к ТПО.



Рисунок 6.6

Нормальная щитовидная железа по сравнению с HT. (а) Нормальный размер и эхотекстура. (б) Увеличенная и гипоэхогенная эхотекстура тиреоидита Хашимото. Нормальная щитовидная железа более яркая (гиперэхогенная) по сравнению с поясной мышцей. Железа HT увеличена, гипоэхогена и изоэхогена по сравнению с SM. СА сонная артерия, SM-перевязная мышца




Таблица 6.3

Риск аутоиммунного тиреоидита и эхогенность



















Класс 1


Эхогенность сходна с поднижнечелюстной железой, гиперэхогенность для мышц ремня

NPV 91%

2 степень

Гипоэхогенность по сравнению с поднижнечелюстной железой, гиперэхогенность для мышц ремня

900V %

Уровень 3

Изо- или гипоэхогенный по сравнению с мышцами ремня

PPV 96%



Сонографический вид HT очень изменчив и зависит от степень аутоиммунного поражения и t он приводит к индивидуальному для пациента количеству деструкции фолликулов, лимфоцитарной инфильтрации и фиброза.На рис. 6.5 показаны ультразвуковые изменения, связанные с гистопатологией (деструкция фолликулов, инфильтрация лимфоцитов и фиброз) HT. На ранних стадиях тиреоидита железа может быть нормального размера с диффузными мелкими микронодулярными изменениями, с повышенной диффузной васкуляризацией по допплерографии, с короткими эхогенными фиброзными полосами в паренхиме и с общей нормальной эхогенностью (рис. 6.7 и 6.8). . Часто, даже при ранней ГТ и нормальной функции щитовидной железы, могут быть доброкачественные реактивные узлы, расположенные вокруг перешейка и ниже каждой доли щитовидной железы (рис.6.7 и 6.9). Микронодулярные изменения в щитовидной железе нормального размера (рис. 6.7, 6.8 и 6.9) или увеличенной щитовидной железе (рис. 6.10) с диффузным увеличением сосудистого кровотока за счет ИКД можно увидеть до того, как общая эхогенность щитовидной железы существенно снизится и станет важный сигнал о том, что у пациента аутоиммунный тиреоидит.



Рисунок 6.7

Ранний HT. Щитовидная железа нормального размера с диффузными мелкими микронодулярными изменениями, несколькими короткими фиброзными гиперэхогенными (стрелки) полосами и доброкачественными узлами около перешейка (стрелки).Общая эхогенность окружающей паренхимы щитовидной железы и окружающей паренхимы щитовидной железы является нормальной и гиперэхогенной по сравнению с ленточной мышцей (SM). (а) Поперечный вид справа. (б) Медиальный сагиттальный вид. (c) Вид поперечного перешейка и левой доли. (d) Поперечный вид перешейка





Рисунок 6.8

Ранняя HT. Щитовидная железа нормального размера с диффузными микронодулярными изменениями, выраженными гиперэхогенными фиброзными полосами (стрелка) и умеренным повышением васкуляризации при ИКД. Общая эхогенность нормальная и гиперэхогенная по сравнению с поясничной мышцей (SM).(а) Вид правой сагиттальной средней доли. (b) Вид правой сагиттальной медиальной доли





Рисунок 6.9

Ранняя HT. (а) Правое поперечное изображение. (б, в) Правое сагиттальное изображение. Щитовидная железа нормального размера с более выраженным микронодулярным изменением (стрелки). Общая эхогенность нормальная и гиперэхогенная по сравнению с поясничной мышцей (SM). Рядом с перешейком виден доброкачественный реактивный узел (стрелка). Сосудистый кровоток минимально увеличивается при ИКД. Обратите внимание, что усиление сосудистого кровотока происходит в нормальной паренхиме, окружающей микрокузки





Рисунок 6.10

Ранний HT. (а) Поперечный вид справа. (б) Правый сагиттальный вид. Увеличенная щитовидная железа с неоднородными микронодулярными изменениями (стрелки). Общая эхогенность нормальная и гиперэхогенная по сравнению с поясничной мышцей (SM). Сосудистый кровоток значительно увеличивается при ИКД. СА сонная артерия


По мере прогрессирования тиреоидита железа увеличивается в размерах и становится более гипоэхогенной (рис. 6.10 и 6.11). При ГТ увеличивается в размерах вся железа, включая перешеек и пирамидальную долю. Увеличенная пирамидальная доля может выглядеть как узелок на поперечном изображении (рис.6.12c и 6.13), но если перешеек сканировать в поперечном направлении от верхнего к нижнему, кажущаяся масса (рис. 6.12b) будет прилегать к перешейку, создавая псевдонуклеарный узел 1 типа (таблица 6.4) без отчетливого узелка. прибыль.



Рисунок 6.11

HT. Увеличенная, слегка гипоэхогенная щитовидная железа с неоднородными микронодулярными изменениями. Общая эхогенность снижена, но все же более эхогенная, чем у лямочной мышцы (SM). (а) Поперечный вид справа. (б) Правый сагиттальный вид.СА сонная артерия





Рис. 6.12.

HT с пирамидальной долей, которая имитирует узел. Гипоэхогенное увеличение щитовидной железы, перешейка и пирамидной доли с ГТ. Пирамидальная лопасть на поперечном виде, ростральнее перешейка, дает вид псевдонодуля (стрелка; псевдонуклеарный узел 1 типа). (а) Поперечный вид справа. (б) Поперечный перешеек. (c) Поперечная пирамидальная лопасть. СА сонная артерия





Рис. 6.13.

HT с пирамидальной долей - псевдонуклеарный узел HT 1 типа.(а) Пирамидальная лопасть, поперечный вид. (б) Пирамидальная доля, поперечная + CDI. (c) Правая сагиттальная проекция щитовидной железы при ГТ. Эта щитовидная железа увеличена неоднородной эхотекстурой с гиперэхогенными фиброзными тяжами. Пирамидальная лопасть на поперечном виде рострально к перешейку дает вид псевдонодуля (стрелка; псевдоузел HT типа 1)




Таблица 6.4

Типы псевдонодулей HT























Тип 1

Увеличенная пирамидальная доля с HT


Тип 2

Гипоэхогенное микронодулярное изменение, окружающее более нормальную паренхиму



Тип 3

Гипоэхогенные микронодули 1–7 мм


Тип 4

Бугорок Цукеркандля (задняя латеральная ткань щитовидной железы)


По мере прогрессирования ГТ на УЗИ щитовидной железы появляются более очевидные фиброзные полосы, а при цветной допплеровской визуализации наблюдается усиление паренхиматозной васкуляризации (рис.6.14). Паренхима щитовидной железы при ГТ становится все более грубой с пятнистыми гипоэхогенными микронодулярными изменениями (рис. 6.14). Микронодулярные изменения представляют собой плохо выраженные гипоэхогенные пятна размером 1–7 мм, которые могут сливаться, что приводит к появлению псевдонуклеаров (псевдонуклеарный узел 2 типа) относительно нормальной изоэхогенной ткани, окруженной гипоэхогенными микронодулями (рис. 6.15 и таблица 6.4). [ 14 , 16 - 18 ]. Гипоэхогенные пятна могут быть относительно большими (до 7 мм) с регулярным рисунком, напоминающим пятна на жирафе.Образец «жирафа» описан как «бесчисленное множество» маленьких гипоэхогенных узелков, но это псевдонуклеар 3 типа (рис. 6.9, 6.10, 6.16 и 6.17 и таблица 6.4). Микронодулярные изменения очень специфичны для HT с PPV 95% [ 16 ]. Степень фиброза зависит от ГТ. Некоторые железы HT имеют обширный фиброз в паренхиме щитовидной железы. Фиброз виден на УЗИ в виде гиперэхогенных нитей, по которым часто проходит сосудистый кровоток по ИКД (рис. 6.18 и 6.19). Фиброзные полосы могут разделять паренхиму щитовидной железы, создавая ложный вид узелка.Обычно, когда исследуемая область исследуется в ортогональном направлении, дискретный узелок не виден. Гипоэхогенная паренхима HT позволяет визуализировать гиперэхогенную капсулу щитовидной железы, отделяющую нормальный анатомический вариант - бугорок Цукеркандля. Бугорок Цукеркандля представляет собой нормальную ткань щитовидной железы, образованную четвертой жаберной щелью и ультимобранхиальным телом, отходящим кзади от задней части щитовидной железы (рис. 6.20). Бугорок Цукеркандля можно ошибочно принять за узелок щитовидной железы при УЗИ, но важно помнить, что узелки щитовидной железы не окружены гиперэхогенными фиброзными полосами (рис.6.21 и 6.22). Следует внимательно изучить бугорок Цукеркандля на предмет истинного узелка, который можно отличить по эхогенности от доли щитовидной железы, хорошо сформированных узловых краев и пери-узлового сосудистого кровотока (рис. 6.23).



Рисунок 6.14

ГТ и фиброз. Слегка увеличенная щитовидная железа с микронодулярными изменениями, выраженными гиперэхогенными фиброзными полосами (стрелки) и в целом значительным повышением васкуляризации при ИКД. Общая эхогенность ниже нормы и аналогична поясничной мышце (SM).(а) Правый сагиттальный вид. (b) Правая сагиттальная проекция + CDI





Рис. 6.15.

HT и псевдонуклеарный узел 2 типа. Пятнистые гипоэхогенные области сливаются, образуя псевдоузлы, которые невозможно идентифицировать на ортогональном изображении. Общая эхогенность ниже нормы и аналогична поясничной мышце (SM). Псевдонуклеар (стрелка; псевдонуклеарный узел 2 типа), состоящий из относительно нормальной изоэхогенной ткани, окруженной гипоэхогенными микронодулями. (а) Псевдонодуль + CDI. (б) Псевдонодуль





Рисунок 6.16

Образец жирафа типа HT и HT псевдонуклеуса 3. Отчетливые микронодулярные изменения (стрелки) в образце, напоминающем пятна жирафа (a). Эхогенность щитовидной железы (b) между гипоэхогенными участками нормальная и гиперэхогенная по сравнению с поясничной мышцей (SM). Эти гипоэхогенные пятна не имеют резких границ и являются примером псевдонуклеарного узла 3 типа. Фотография предоставлена ​​доктором Робертом Левином.





Рисунок 6.17

Образец жирафа для HT и HT псевдоузлов типа 3.(а) Правое поперечное изображение с цветным доплеровским анализом. (б) Правое поперечное изображение с цветным доплеровским сканированием. (c) Правое сагиттальное изображение. Немного увеличенная щитовидная железа с ярко выраженным микронодулярным изменением (стрелки). Общая эхогенность нормальная и гиперэхогенная по сравнению с поясничной мышцей (SM). Сосудистый кровоток при ИКД находится в пределах нормальной паренхимы, а не в гипоэхогенных участках. Считается, что эти гипоэхогенные пятна представляют собой очаговые отложения лимфоцитов. Это пример псевдоузловой опухоли типа 3. СА сонная артерия





Рисунок 6.18

Микронодулярные и фиброзные изменения HT при увеличенной щитовидной железе. Отчетливые микронодулярные изменения с обширными гиперэхогенными нитями фиброза. Эхогенность щитовидной железы между фиброзными тяжами является гипоэхогенной и изоэхогенной по сравнению с ленточной мышцей (SM). Сосудистый кровоток минимально повышен, особенно вдоль фиброзных тяжей при ИКД. (а) Правая поперечина. (б) Правый сагиттальный. (c) Левая сагиттальная. (d) Левая сагиттальная область с CDI





Рис. 6.19.

Микронодулярные и фиброзные изменения HT в щитовидной железе нормального размера.Гипоэхогенная щитовидная железа с гиперэхогенными нитями фиброза. Эхогенность щитовидной железы между фиброзными тяжами является гипоэхогенной (изоэхогенной по сравнению с ленточной мышцей (SM)). Сосудистый кровоток виден вдоль фиброзных лент с помощью допплеровского анализа. (а) Левое поперечное изображение. (б) Левое сагиттальное изображение. (c) Левая сагиттальная + CDI





Рисунок 6.20.

HT и бугорок Цукеркандля. (а) Схема щитовидной железы сзади с увеличенной правой задней боковой тканью, бугорком Цукеркандля.Гипоэхогенная паренхима позволяет визуализировать двойной слой гиперэхогенной капсулы (наконечник стрелки), отделяющий тело щитовидной железы от бугорка Цукеркандля (TZ; стрелка). (б) Поперечный вид справа. (c) Правая сагиттальная проекция. СА сонная артерия





Рис. 6.21

HT, бугорок Цукеркандля и псевдонуклеарный узел HT 4 типа. Эхогенность щитовидной железы гипоэхогенная и изоэхогенная по отношению к поясничной мышце (SM). Гиперэхогенная капсула щитовидной железы (стрелка) отделяет тело щитовидной железы от бугорка Цукеркандля (острие стрелки), создавая псевдонуклеарный узел 4 типа.(а) Поперечный вид слева. (б) Сагиттальный вид слева. СА сонная артерия





Рис. 6.22

HT, бугорок Цукеркандля и псевдонуклеарный узел 4 типа. Щитовидная железа увеличена и неоднородна с пятнистой гипоэхогенностью. Гиперэхогенная капсула щитовидной железы (стрелка) отделяет бугорок Цукеркандля (острие стрелки) от тела щитовидной железы, создавая псевдонуклеарный узел HT 4 типа. (A) Поперечный вид справа. (б) Правый сагиттальный вид. СА сонная артерия





Рисунок 6.23

HT и узелок в бугорке Цукеркандля. Гипоэхогенная паренхима позволяет визуализировать гиперэхогенную капсулу щитовидной железы (стрелка), отделяющую гипоэхогенный узел (наконечник стрелки), расположенный в бугорке Цукеркандля, от тела щитовидной железы. Узелок имеет четкий край и периферический сосудистый кровоток (степень 3) по ИКД. (а) Поперечный вид справа. (б) Правый сагиттальный вид. СА сонная артерия


Микронодулярные изменения и общая гипоэхогенность, наблюдаемые на УЗИ, как полагают, отражают лимфоцитарную инфильтрацию [ 1 , 19 ].Диффузное снижение эхогенности щитовидной железы (рис. 6.6b, 6.12, 6.13, 6.21 и 6.23) имеет PPV для AITD 88,3% [95% ДИ, 85–91%]. Тиреоидит Хашимото можно обнаружить с помощью ультразвука до клинических проявлений заболевания или по наличию сывороточных антител к ТПО [ 14 ]. Проспективное исследование показало, что диффузная гипоэхогенность была лучшей чувствительностью (100% против 63,3%) при прогнозировании текущей или будущей дисфункции щитовидной железы, чем уровень антител к ТПО [ 20 ]. Однако способность наблюдателей надежно определять степень гипоэхогенности щитовидной железы оставляет желать лучшего (обобщенный κ = −0.002–0.781) и зависит от американского оборудования, настроек оборудования и опыта наблюдателя [ 21 , 22 ]. Одна из попыток нормализовать обнаружение - использовать анализ гистограммы, который не зависит от оборудования или настроек США. Степень гипоэхогенности, оцениваемая с помощью этого стандартизированного метода, называемого гистограммным анализом шкалы серого, связана с более высокими уровнями ТТГ [ 21 , 23 ].
Клинически гипотиреоз можно разделить на зоб или атрофический тиреоидит (тиреоидит Орда; рис.6.24) [ 9 , 24 ]. Хотя предполагается, что изменения тиреоидита при УЗИ начинаются с увеличения железы с гипоэхогенными микронодулями, прогрессируют до диффузно гипоэхогенной железы с фиброзными связками и заканчиваются небольшой гипоэхогенной атрофической железой, это прогрессирование никогда специально не документировалось. Недавние исследования предполагают, что ГТ является многогранным заболеванием, включающим различные подтипы, которые проявляют различные клинико-патологические характеристики [ 25 ].Было введено несколько схем подклассификации HT [ 11 ]. Фиброзный вариант HT рассматривается как конечная стадия HT, но тиреоидит IgG4 может в значительной степени перекрывать так называемый фиброзный вариант HT из-за близкого гистологического сходства [ 25 , 26 ] (рис. 6.25) . Недавно увеличенная, очень гипоэхогенная железа (рис. 6.6b, 6.11 и 6.12) была связана с новым синдромом связанного с IgG4 склерозирующего системного заболевания. Связанное с IgG4 склерозирующее заболевание - системное заболевание, которое характеризуется повышенным уровнем гамма-глобулинов с преобладающим увеличением уровня IgG4 с лимфоплазмоцитарной инфильтрацией, фиброзом, облитерирующим флебитом и повышенным количеством IgG4-положительных плазматических клеток в пораженных органах [ 27 ].Было высказано предположение, что существует четыре типа IgG-связанных заболеваний щитовидной железы, включая IgG4-зависимую HT, фиброзный вариант HT, болезнь Грейвса с повышенным уровнем IgG4 и тиреоидит Риделя [ 28 ]. IgG4-тиреоидит Хашимото показал более высокую степень стромального фиброза, лимфоплазмоцитарной инфильтрации и дегенерацию фолликулярных клеток, чем не-IgG4-тиреоидит [ 25 ]. IgG4-тиреоидит связан с более молодым возрастом, мужским полом, субклиническим гипотиреозом с большой и диффузно гипоэхогенной щитовидной железой на УЗИ и более высоким уровнем циркулирующих антител к щитовидной железе [ 28 , 29 ].Необходимо будет провести проспективные исследования, чтобы определить, являются ли вариативные ультразвуковые проявления ГТ непрерывным или представляют собой различные варианты тиреоидита Хашимото.

Только золотые участники могут продолжить чтение. Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Связанные

.

границ | Патология гипертиреоза

Введение

Гипертиреоз - это клинический синдром, характеризующийся гиперметаболическим состоянием из-за повышенного содержания свободного тироксина в сыворотке (Т4) и / или трийодтиронина (Т3). Существует множество известных факторов и патологий, как присущих щитовидной железе, так и не щитовидной железы, которые приводят к гипертиреозу. Это может быть результатом гиперплазии и чрезмерной стимуляции эпителия щитовидной железы, острого разрушения фолликулов щитовидной железы и фолликулярного эпителия из-за различных форм тиреоидита или метастатических опухолей.Кроме того, различные лекарства и противоопухолевые препараты могут привести к нарушению функции щитовидной железы. В этом обзоре мы представляем точку зрения патологоанатома на различные патологические особенности, которые могут встречаться в щитовидной железе у пациентов с клиническим гипертиреозом.

Токсический зоб

Это состояние можно разделить на диффузный и узловой типы.

Диффузный токсический зоб

У большинства пациентов с классическим гипертиреозом, вызванным аутоантителами против рецепторов ТТГ, стимулирующими рецепторы фолликулярных клеток щитовидной железы, наблюдается увеличенная гиперваскулярность щитовидной железы без явных узловатостей.Это состояние, известное в Северной Америке как болезнь Грейвса, а в Европе как болезнь Базедова, возникает у молодых пациентов, обычно женского пола, с непереносимостью тепла, тахикардией, тремором, потерей веса и орбитопатией (1–6). Это заболевание характеризуется увеличением щитовидной железы с гладкой капсулой, безузловым ростом и повышенной кровоснабжением. Гистологически отмечается наличие диффузной папиллярной и фолликулярной гиперплазии и различной степени лимфоцитарной инфильтрации в строму щитовидной железы (7–9) (Рисунки 1, 2).В отличие от классической болезни Хашимото лимфоциты не проникают в фолликулярные клетки. Последние часто увеличены и могут проявлять цитоплазматическую эозинофилию. Ядра этих клеток также могут быть увеличены и в крайних случаях могут имитировать ядра папиллярной карциномы щитовидной железы (10–12). Однако ядра при болезни Грейвса имеют тенденцию сохранять округлую форму и иметь внутреннюю структуру с минимальным просветом или вообще без него (10–12).

Рисунок 1 . Случай болезни Грейвса на малом увеличении с обильной папиллярной гиперплазией.

Рисунок 2 . Случай болезни Грейвса на среднем увеличении, демонстрирующий клетки с круглыми ядрами и даже хроматиновым рисунком, выстилающим сосочки.

Существуют разногласия относительно того, может ли наличие болезни Грейвса приводить к развитию папиллярной карциномы, и если они сосуществуют, ведет ли карцинома более агрессивно, чем аналогичные опухоли, не возникающие в этой фоновой обстановке. Несколько исследований и наш собственный опыт показали, что данные необходимо оценивать систематически (13–17).Если папиллярная микрокарцинома обнаруживается случайно в хирургически удаленной гипертироидной железе, прогноз отличный. Если у пациента Грейвса выявлена ​​клинически очевидная опухоль, то прогноз будет определяться патологическими характеристиками этого поражения (размер, степень, многогранность). Не похоже, что фоновая железа отрицательно влияет на прогноз (18).

Токсический узловой зоб

Как следует из названия, это увеличенная железа с множеством узелков разного размера.Обычно узелки демонстрируют папиллярную и фолликулярную гиперплазию, хотя лимфоцитарная стромальная инфильтрация может находиться внутри узелков и в неузловой щитовидной железе (9, 19). Корреляция между гистологией узелков и результатами сканирования радиоактивным йодидом от справедливой до плохой, поскольку узелки с гистологическими признаками гиперфункции часто бывают теплыми или прохладными при сканировании. Токсический узловой зоб, как правило, возникает у пожилых людей и поражает как мужчин, так и женщин. У некоторых пожилых пациентов клинические проявления гипертиреоза могут вообще не иметь отношения к щитовидной железе; у многих из этих людей проявляются симптомы, связанные с сердечным заболеванием, часто с фибрилляцией предсердий.Это расстройство, иногда называемое «апатическим гипертиреозом», должно быть рассмотрено лечащими врачами, и соответствующие лабораторные исследования позволят поставить правильный диагноз (20–22).

Гипертиреоз, связанный с гиперфункционирующими опухолями щитовидной железы

Большинство автономно функционирующих опухолей щитовидной железы являются доброкачественными, то есть фолликулярными аденомами или гиперпластическими узелками. Эти поражения также обозначаются как «автономные узелки» и получили аббревиатуру «болезнь Пламмера» (23, 24).

Доброкачественные гиперфункциональные аденомы ( AKA Toxic Adenoma ) - это клональные, автономно функционирующие фолликулярные пролиферации, которые производят сверхфизиологические количества гормонов щитовидной железы, вызывающие подавление ТТГ. Они чаще встречаются у женщин и обычно проявляются в более старшем возрасте. Обычно радиоизоптопное сканирование подтверждает предоперационный диагноз, и большинство из них не подвергается тонкоигольной аспирации (FNA). Однако в редких случаях FNA выполняется клиницистом или хирургом без ведома тестов функции щитовидной железы.В таких случаях образец FNA обычно является клеточным и, скорее всего, будет диагностирован как фолликулярное новообразование (категория IV по Bethesda).

При хирургическом удалении токсическая аденома явно показывает отчетливую капсулу и может иметь центральную кистозную форму. Эти поражения могут также демонстрировать папиллярный паттерн роста без ядерных признаков папиллярной карциномы. Автономно функционирующий узелок обычно встречается у молодых самок. Это поражение также называют «папиллярный гиперпластический узел» (25) (термин, введенный покойным доктором Дж.Austin Vickery) представляет собой инкапсулированную или, по крайней мере, ограниченную область в щитовидной железе, состоящую из обильных сосочковых структур, часто с образованием некоторых фолликулов в сердцевинах сосочков; поражения часто бывают центрально-кистозными, а сосочки имеют тенденцию указывать к центру узелка. Важно отметить, что ядра, выстилающие эти сосочковые структуры, имеют круглую форму, внутреннюю структуру и часто поляризованы внутри клеток (рис. 3, 4). Лимфоциты редко обнаруживаются в этих поражениях (11, 12).Большинство этих узелков представляют собой клональные пролиферации и поэтому считаются аденомами (26–29). (Термин «папиллярная аденома» был бы подходящим для этих поражений; однако этого термина избегают, так как он использовался для описания инкапсулированных папиллярных карцином в более ранней литературе) (30). Хотя подавляющее большинство этих гиперпластических узлов не связано с клиническим гипертиреозом, около 15–20% пораженных пациентов действительно имеют симптоматическую гиперфункцию, а еще около 30% имеют биохимические показатели гипертиреоза (25, 31, 32).

Рисунок 3 . Случай папиллярного гиперпластического узла на малом увеличении, показывающий кистозный узел с папиллярной архитектурой (стрелка).

Рисунок 4 . Случай папиллярного гиперпластического узла на большом увеличении, показывающий онкоцитарные клетки, выстилающие сосочковые структуры (стрелка).

В редких случаях злокачественные опухоли щитовидной железы могут быть связаны с гипертиреозом. Обычно, но не всегда, это фолликулярная карцинома; некоторые представляют собой инкапсулированные фолликулярные варианты папиллярной карциномы (33–35).Хотя опухоли могут приводить к гиперфункции, оставаясь при этом внутри железы, у многих пораженных пациентов наблюдается метастатическое заболевание. Некоторые авторы указывают, что опухолевое бремя коррелирует со степенью гипертиреоза (36–41).

Еще одна интересная карцинома щитовидной железы, которая может проявляться гипертиреозом, - это редкий диффузный фолликулярный вариант папиллярной карциномы (42). Опухоль, которая чаще всего встречается у молодых женщин с зобом, клиническая картина напоминает классическую болезнь Грейвса или токсический зоб.Около 25% этих поражений покажут гипертиреоз и аномальные тесты функции щитовидной железы. Лечение рака приведет к разрешению метаболических нарушений (40–44).

Хашитоксикоз

Этот термин, первоначально введенный около 40 лет назад группой Mayo Clinic, описывает пациентов, которые клинически проявляют гипертиреоз, но чьи железы показывают гистологию хронического лимфоцитарного тиреоидита, включая оксифилию (метаплазию клеток Хюртле) (45). Это гистологическое представление также часто наблюдается у детей и очень маленьких, обычно подростков, пациентов с гиперфункцией щитовидной железы.Часто эти пациенты в течение десятилетий проходят фазу эутиреоза, а затем и гипотиреоза (46–48).

Вторичный и третичный гипертиреоз

Когда гипертиреоз связан с поражением гипофиза или гипоталамуса, он считается вторичным и третичным гипертиреозом соответственно. По сравнению с первичным гипертиреозом эти клинические состояния чрезвычайно редки (< 1% гипертиреоза ). Поражение гипофиза - это чаще всего мультифокальная тиреотрофная гиперплазия, а не аденома, продуцирующая тиреотропный гормон (ТТГ).Поражения гипоталамуса, продуцирующего тиреотропин-рилизинг-гормон (TRH), могут стимулировать тиреотрофы гипофиза к гипер-секреции тиреотропного гормона (TSH) и впоследствии влиять на щитовидную железу, чтобы производить избыток тиреоидного гормона. Поражения гипоталамуса, ответственные за этот избыток TRH, включают опухоли, гранулематозную болезнь (например, саркоид) и другие массовые поражения (49–53).

Гипертиреоз, вызванный яичниковым зобом

Присутствие ткани щитовидной железы в яичнике обычно наблюдается при доброкачественных кистозных тератомах, также известных как дермоидные кисты яичника (54).Щитовидная железа в этих поражениях часто является частью разрастания нескольких тканей, то есть представлены ткани всех трех зародышевых листков эмбриона. Когда ткань щитовидной железы является единственной тканью или большей частью (> 50%) тератомы (часто называемой монодермальной тератомой), это диагностируется как зоб яичников. В большинстве случаев щитовидная железа либо выглядит нормальной, либо показывает изменения, соответствующие коллоидному зобу. В редких случаях щитовидная железа проявляется гиперпластической или даже лимфоцитарной инфильтрацией, имитирующей тиреоидит.Редко новообразования, возникающие в щитовидной железе, включая папиллярную карциному, фолликулярную карциному или даже плохо дифференцированную карциному, могут возникать на фоне зоба яичников. Большинство этих опухолей не затрагивают поверхность яичников и не распространяются (некоторые авторы называют эти опухоли «пролиферирующим зобом») (55). Описаны необычные ситуации, когда яичниковый зоб или опухоли в нем могут гиперсекретировать гормон щитовидной железы и приводить к клиническому гипертиреозу (56–58).

Гипертиреоз, связанный с внематочной выработкой тиротропина (тиреотропный гормон (ТТГ)) и тиротропин-высвобождающего гормона (TRH)

Сообщалось о редких случаях неэндокринных злокачественных опухолей, секретирующих ТТГ или ТРГ. Наиболее распространенная гистология - это гепатоцеллюлярная карцинома. Опухоль производит эти стимулирующие гормоны, и когда опухоль полностью удалена, уровни гормонов падают и гипертиреоз регрессирует (59, 60).

Гипертиреоз, связанный с трофобластической болезнью

Гестационная трофобластическая болезнь, включая пузырный занос и хориокарциному, связана с заметным повышением уровня бета-хорионического гонадотропина человека (бета-ХГЧ).Поскольку бета-субъединица ХГЧ идентична по химической структуре одной из субъединиц ТТГ, повышение уровня ХГЧ может имитировать повышенный ТТГ и стимулировать выработку тироидным гормоном избытка тироидного гормона. Хотя у этих пациентов редко можно увидеть ткань щитовидной железы, ожидается, что железа будет иметь гиперпластический вид с сосочками и увеличением клеток. Лимфоцитарная инфильтрация отсутствовала. Лечение гестационной трофобластической болезни путем опорожнения матки с последующей химиотерапией обычно приводит к разрешению гипертиреоидного состояния (61–64).

Лекарственный гипертиреоз

Фармацевтические препараты различных классов могут вызывать дисфункцию щитовидной железы. В задачу данного обзора не входит подробное обсуждение клинических нарушений, вызываемых этими препаратами. Некоторые из них мешают метаболизму йода, другие - выработке гормона щитовидной железы и его превращению в активные части, а третьи не вызывают отклонений в функции щитовидной железы, но вызывают химическое вмешательство в измерения показателей функции щитовидной железы.Многие лекарства могут влиять на функцию щитовидной железы (фенитоин и его производные, методы лечения, связанные с введением интерлейкина, обычно в онкологических условиях) (65–67). Патологические аналоги для них включают лимфоцитарную инфильтрацию железы с фиброзом или без него (68).

Лекарств, вызывающих гипертиреоз, меньше, и они обычно проявляют свое действие за счет вмешательства в метаболизм йода. У этих пациентов редко можно увидеть патологические образцы; Исключение составляют сердечные препараты, амиодарон, схемы, содержащие интерлейкин, для химиотерапии и совсем недавно PDL 1 или ингибиторы иммунных контрольных точек; они будут рассмотрены ниже.

Дисфункция щитовидной железы, связанная с амиодароном (AATD)

В литературе отмечается, что существует два типа поражений щитовидной железы, которые связаны с амиодароном, йодсодержащим соединением, используемым для лечения сердечных аритмий. Тиреотоксикоз, индуцированный амиодароном (АИТ), классифицируется как тип I и тип II, первый возникает у пациентов с основным заболеванием щитовидной железы, таким как узловой зоб, автономный узловой зоб или болезнь Грейвса, тогда как тип II вызывается йодным разрушением фолликулярный эпителий щитовидной железы в нормальной щитовидной железе.Поскольку амиодарон жизненно важен для контроля сердечных заболеваний, часто невозможно отучить пациента от приема лекарства или перейти на другой препарат. Первой линией терапии тиреотоксикоза, вызванного амиодароном, является лечение тионамидами при АИТ I и глюкокортикоидами при АИТ II. Иссечение щитовидной железы проводится у пациентов, которые не реагируют на медикаментозную терапию, для лечения гипертиреоза, который часто ухудшает сердечные симптомы (69–72).

Если железа уже патологически аномальна (узловой зоб щитовидной железы, болезнь Грейвса), патология резецированной железы показывает нарушение фолликула с гистиоцитами, инфильтрирующими фолликулярный эпителий и коллоид (Рисунки 5, 6).Редко воспалительные клетки обнаруживаются в паренхиме щитовидной железы (тип I). С другой стороны, если щитовидная железа гистологически нормальна (тип II), патологические поражения показывают гораздо более легкое повреждение фолликулов (73–75). Эти изменения аналогичны изменениям, наблюдаемым при токсичности для легких и печени, вызванной амиодароном (76, 77). Ультраструктурные исследования тканей легкого и щитовидной железы показали, что лизосомные и митохондриальные включения в фолликулярных клетках соответствуют разрушению фолликулярных клеток (77). Однако это простое объяснение - не единственная причина дисфункции щитовидной железы.Например, совместное культивирование амиодарона с тироцитами человека показало продукцию интерлейкина 6, и препарат также снижает мРНК симпортера йодида натрия в фолликулярных клетках (78).

Рисунок 5 . Амиодарон-ассоциированное повреждение фолликулярных клеток. Низкое и высокое увеличение, показывающие большие фолликулы щитовидной железы, заполненные коллоидом и многочисленными гистиоцитами (стрелки, 3A, B).

Рисунок 6 . То же, что и на рисунке 5.

Удаление щитовидной железы при гипертиреозе, вызванном амиодароном, приводит к разрешению гиперфункции и возвращению сердечного заболевания к исходному уровню (75, 79).

Гипертиреоз, связанный с противоопухолевыми препаратами и таргетной терапией

Дисфункция щитовидной железы может возникать у 20–50% пациентов, получающих противоопухолевые препараты и таргетную терапию. Терапия высокими дозами ИЛ-2 может привести к гипертиреозу у 7% пациентов. В редких случаях лечение интерфероном-альфа может привести к классической болезни Грейвса и даже офтальмопатии; и это состояние может сохраняться даже после прекращения терапии (67, 80). В настоящее время несколько ингибиторов тирозинкиназы (TK1) используются для лечения различных типов злокачественных новообразований.TKI может приводить к различным формам токсичности, в том числе к эндокринным органам. Преходящий гипертиреоз может возникать во время терапии ИТК и часто является следствием деструктивного тиреоидита (67, 80).

Ингибиторы иммунных контрольных точек с их противоопухолевой активностью показали улучшение выживаемости при немелкоклеточной карциноме легкого, меланоме, карциноме мочевого пузыря и почек, а также карциноме яичников. У небольшого числа пациентов, проходящих лечение ингибиторами иммунных контрольных точек, такими как анти-PD-1 / анти-PDL-1, может развиться гипертиреоз (81).

Механико-деструктивные причины гипертиреоза (тиреотоксикоз без гипертиреоза)

Термин механико-деструктивный гипертиреоз (негипертиреоидный тиреотоксикоз) был придуман нами для описания тех состояний, при которых относительно быстрое разрушение ткани щитовидной железы с последующим высвобождением накопленного тироидного гормона из коллоида в виде фолликулов или разрушения вызывает гиперфункцию. Как доброкачественные, так и злокачественные заболевания могут быть связаны с этим типом гипертиреоза. Важным клиническим признаком возможности одного из этих заболеваний является то, что в отличие от более распространенных причин гипертиреоза, сканирование радионуклеотидов показывает поглощение в диапазоне 1% или меньше.Это отражает разрушение щитовидной железы воспалительным или неопластическим процессом; фолликулярный эпителий разрушен и не может поглощать радиоактивный изотоп.

Подострый тиреоидит («Гранулематозный тиреоидит»; тиреоидит Де Кервена)

Считается, что это состояние связано с системной инфекцией или инфекцией щитовидной железы, обычно вирусной по природе, часто является болезненной причиной гипертиреоза. Пациенты с этим заболеванием часто жалуются на боль в шее, которая может относиться к челюсти или груди.На начальных этапах этого заболевания симптомы гипертиреоза часто проявляются клинически. Когда железа замещается воспалительным гранулематозным процессом, фолликулярный эпителий разрушается, фолликулы разорванного и хранящегося в коллоиде гормона щитовидной железы высвобождаются в кровоток. Однако, в отличие от обычной болезни Грейвса, щитовидная железа не может поглощать йод и производить больше гормонов. Таким образом, отмечается фаза гипотиреоза до момента заживления (82–84).

Злокачественные новообразования, вызывающие гипертиреоз

Злокачественные новообразования, которые быстро растут, могут быть связаны с этим механически-деструктивным типом гипертиреоза.Наиболее часто выявляемыми опухолями являются анапластическая карцинома щитовидной железы, злокачественная лимфома, обычно первичная в щитовидной железе и крупноклеточного типа, и низкодифференцированный метастатический рак с поражением щитовидной железы (чаще всего карцинома молочной железы и карцинома легких). Гистологически очень злокачественная опухоль свободно проникает в щитовидную железу, разрушая и замещая ткань, с разрывом фолликулов и высвобождением гормона щитовидной железы, содержащего коллоид. Скорость этого процесса может привести к росту рынка гормонов щитовидной железы и токсическому состоянию, имитирующему тиреоидный шторм (85–89).

У пораженных пациентов часто наблюдается почти полное разрушение железы и возможное развитие гипотиреоза. Пациентам необходимо принимать гормоны щитовидной железы для поддержания метаболического состояния эутиреоида; если лечение опухоли успешно, регенерация фолликулов щитовидной железы может происходить из остаточной ткани щитовидной железы и, как и при подостром тиреоидите, может происходить нормализация функции щитовидной железы (86–89).

Заключение

В этом обзоре описаны патология и клинико-патологические корреляции необычных поражений щитовидной железы и экстратироидных тканей, которые могут проявляться клиническими проявлениями гипертиреоза.Хотя большинство из этих состояний редки, особенно по сравнению с болезнью Грейвса или токсическим узловым зобом, важно, чтобы и клиницист, и патолог знали о них как о диагностических соображениях.

Авторские взносы

VL и ZB в равной степени внесли свой вклад в обзор литературы, составление рукописи и получение микроскопических фотографий. Оба автора просмотрели окончательную версию этой рукописи перед тем, как отправить ее тематическим редакторам журнала.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

1. Карнелл, штат Вашингтон, Валенте, Вашингтон. Узлы щитовидной железы при болезни Грейвса: классификация, характеристика и ответ на лечение. Thyroid (1998) 8: 571–6. DOI: 10.1089 / th.1998.8.571

CrossRef Полный текст | Google Scholar

5.Leovey A, Bako G, Sztojka I., Szabo J, Kalman K, Szabo T. Распространенная заболеваемость базедовой болезнью-Грейвсом и хроническим лимфоцитарным тиреоидитом. Radiobiol Radiother. (1984) 25: 769–74.

PubMed Аннотация | Google Scholar

7. Хирота Ю., Тамай Х., Хаяси Ю., Мацубаяши С., Мацузука Ф., Кума К. и др. Функция щитовидной железы и гистология у сорока пяти пациентов с гипертироидной болезнью Грейвса в клинической ремиссии более чем через десять лет после лечения тионамидом. J Clin Endocrinol Metab. (1986) 62: 165–9. DOI: 10.1210 / jcem-62-1-165

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Мизуками Ю., Мацубара Ф. Клинико-патологическое исследование хронического тиреоидита и болезни Грейвса - взаимосвязь между гистологической классификацией и функцией (авторский перевод). Нихон Найка Гаккай Засси (1980) 69: 321–9. DOI: 10.2169 / naika.69.321

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9.Spjut H, Warren W., Ackerman L. Клинико-патологическое исследование 76 случаев рецидивирующей болезни Грейвса, токсического (неэксофтальмического) зоба и нетоксического зоба. Am J Clin Pathol. (1957) 27: 367–92. DOI: 10.1093 / ajcp / 27.4.367

CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Белудж З.В., ЛиВольси В.А. Цитологические и архитектурные модели папиллярной карциномы щитовидной железы. Диагностические проблемы при тонкоигольной аспирации и образцах хирургической патологии. Am J Clin Pathol. (2006) 125 (Дополнение.): S135–44. DOI: 10.1309 / YY72M308WPEKL1YY

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Биттон Р.Н., Сачмехи I, Тебриз М.С., Мерфи Л., Вассерман П. Папиллярная карцинома щитовидной железы с проявлениями, напоминающими болезнь Грейвса. Endocr Pract. (2001) 7: 106–9. DOI: 10.4158 / EP.7.2.106

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Брага М., Граф Н., Огата А., Батиста Дж., Хаким, Северная Каролина. Агрессивное поведение папиллярной микрокарциномы у пациента с болезнью Грейвса, первоначально проявляющейся в виде кистозного образования на шее. J Endocrinol Invest. (2002) 25: 250–3. DOI: 10.1007 / BF03343999

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Лукас Мартин А., Санмарти Сала А. [Ассоциация болезни Грейвса-Базедова с папиллярной карциномой щитовидной железы: патогенная связь?]. Med Clin. (1987) 89: 664–5.

PubMed Аннотация | Google Scholar

16. Пухадас Р., Фернандес Ф., Камачо Л., Фос М. [Ассоциация болезни Грейвса-Базедова с папиллярной карциномой щитовидной железы: патогенная связь?]. Med Clin. (1987) 88: 786.

PubMed Аннотация | Google Scholar

17. Valenti TM, Macchia E, Pisa R, Bucalo ML, Russo V, Colletti I, et al. Токсическая аденома и папиллярная карцинома щитовидной железы у пациента с болезнью Грейвса. J Endocrinol Invest. (1999) 22: 701–4. DOI: 10.1007 / BF03343633

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Wei S, Baloch ZW, LiVolsi VA. Карцинома щитовидной железы у пациентов с болезнью Грейвса: институциональный опыт. Endocrine Pathol. (2015) 26: 48–53. DOI: 10.1007 / s12022-014-9343-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Томас Ф. Б., Маззаферри Е. Л., Скиллман Т. Г.. Апатический тиреотоксикоз: отличительная клиническая и лабораторная форма. Ann Intern Med. (1970) 72: 679–85. DOI: 10.7326 / 0003-4819-72-5-679

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Johnson PC, Kahil ME. Апатический гипертиреоз. Вид замаскированного тиреотоксикоза. Tex Med. (1967) 63: 59–62.

PubMed Аннотация | Google Scholar

22. Wu W, Sun Z, Yu J, Meng Q, Wang M, Miao J, et al. Клинический ретроспективный анализ факторов, связанных с апатическим гипертиреозом. Патобиология (2010) 77: 46–51. DOI: 10.1159 / 000272954

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Мессина Г., Висконти Н., Тринти Б. Пункты диагностики и лечение болезни Пламмера: исследование на 180 пациентах. La Clinica Terapeutica (1998) 149: 191–5.

PubMed Аннотация | Google Scholar

26. Апель Р.Л., Эззат С., Бапат Б.В., Пан Н., ЛиВолси В.А., Аса С.Л. Клональность узлов щитовидной железы при спорадическом зобе. Diagn Mol Pathol. (1995) 4: 113–21. DOI: 10.1097 / 00019606-199506000-00007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Делеу С., Аллори Ю., Радулеску А., Пирсон И., Карраско Н., Корвилейн Б. и др. Характеристика автономной аденомы щитовидной железы: метаболизм, экспрессия генов и патология. Щитовидная железа (2000) 10: 131–40. DOI: 10.1089 / th.2000.10.131

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Aeschimann S, Kopp PA, Kimura ET, Zbaeren J, Tobler A, Fey MF, et al. Морфологический и функциональный полиморфизм клональных узлов щитовидной железы. J Clin Endocrinol Metabol. (1993) 77: 846–51.

PubMed Аннотация | Google Scholar

29. Копп П., Кимура Е.Т., Эшиманн С., Острейхер М., Тоблер А., Фей М.Ф. и др. Поликлональные и моноклональные узелки щитовидной железы сосуществуют в многоузловом зобе человека. J Clin Endocrinol Metabol. (1994) 79: 134–9.

PubMed Аннотация | Google Scholar

30. Мейснер В., Уоррен С. Опухоли щитовидной железы. Вашингтон, округ Колумбия: Институт патологии вооруженных сил (1969).

Google Scholar

31. Хурана К.К., Белудж З.В., ЛиВолси В.А. Аспирационная цитология детского солитарного папиллярно-гиперпластического узла щитовидной железы. Arch Pathol Lab Med. (2001) 125: 1575–8. DOI: 10.1043 / 0003-9985 (2001) 125 <1575: ACOPSP> 2.0.CO; 2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Khayyata S, Barroeta JE, LiVolsi VA, Baloch ZW. Папиллярный гиперпластический узел: подводный камень в цитопатологической диагностике папиллярной карциномы щитовидной железы. Endocr Pract. (2008) 14: 863–8. DOI: 10.4158 / EP.14.7.863

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Сасаки Дж., Одака Ю., Като Р., Тада Т., Ягава К., Ковата Т. и др. [Гиперфункционирующая фолликулярная карцинома щитовидной железы.История болезни. Nippon Geka Gakkai Zasshi (1988) 89: 286–91.

PubMed Аннотация | Google Scholar

34. Мичигиши Т., Мизуками Ю., Сюк Н., Сатаке Р., Ногучи М., Абурано Т. и др. Автономно функционирующая карцинома щитовидной железы, связанная с эутиреоидной болезнью Грейвса. J Nucl Med. (1992) 33: 2024–6.

PubMed Аннотация | Google Scholar

35. Ардито Г., Винченцони С., Сириелли С., Гуиди М.Л., Корселло М.С., Модуньо П. и др. Папиллярная карцинома щитовидной железы, имитирующая автономно функционирующий узел. Eur J Surg Oncol. (1997) 23: 569. DOI: 10.1016 / S0748-7983 (97) 93397-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Непомнищ Х., Суарес Х., Питоя Ф., Пигнатта А., Данилович К., Манавела М. и др. Фолликулярная карцинома, представляющая собой автономно функционирующий узел щитовидной железы и содержащая активирующую мутацию рецептора ТТГ (T620I) и мутацию генов Ki-RAS (G12C). Щитовидная железа (2006) 16: 497–503. DOI: 10.1089 / th.2006.16.497

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Смит М., МакГенри С., Ярош Х., Лоуренс А.М., Палоян Э. Карцинома щитовидной железы у пациентов с автономными узелками. Am Surg. (1988) 54: 448–9.

PubMed Аннотация | Google Scholar

39. Тфайли Х.М., Теот Л.А., Индик Я.А., Витчел С.Ф. Папиллярная карцинома щитовидной железы в автономном гиперфункционирующем узле щитовидной железы: клинический случай и обзор литературы. Щитовидная железа (2010) 20: 1029–32.DOI: 10.1089 / th.2010.0144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Сиддики И.Н., Фридман Дж., Барри-Холсон К.К., Ма К., Тодима В., Канг И. и др. Характеристика варианта t (14; 18) отрицательной узловой диффузной фолликулярной лимфомы с экспрессией CD23, аномалиями 1p36 / TNFRSF14 и мутациями STAT6. Mod Pathol. (2016) 29: 570–81. DOI: 10.1038 / modpathol.2016.51

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41.Vinciguerra GL, Noccioli N, Bartolazzi A. Диффузный фолликулярный вариант папиллярной карциномы щитовидной железы: клинический случай с пересмотром литературы. Редкие опухоли (2016) 8: 6536. DOI: 10.4081 / RT.2016.6536

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Собриньо-Симоэс М., Соарес Дж., Карнейро Ф., Лимберт Э. Диффузный фолликулярный вариант папиллярной карциномы щитовидной железы: отчет о восьми случаях отчетливого агрессивного типа опухоли щитовидной железы. Surg Pathol. (1990) 3: 189–203.

Google Scholar

43. Cha YJ, Chang HS, Hong SW. Диффузный фолликулярный вариант папиллярной карциномы щитовидной железы у 69-летнего мужчины с обширным экстратироидным расширением: отчет о болезни. J Korean Med Sci. (2013) 28: 480–4. DOI: 10.3346 / jkms.2013.28.3.480

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Мизуками Ю., Нономура А., Мичигиси Т., Омура К., Ногучи М., Ишизаки Т. Диффузный фолликулярный вариант папиллярной карциномы щитовидной железы. Гистопатология (1995) 27: 575–7. DOI: 10.1111 / j.1365-2559.1995.tb00331.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Fatourechi V, McConahey WM, Woolner LB. Гипертиреоз, связанный с гистологическим тиреоидитом Хашимото. Mayo Clin Proc. (1971) 46: 682–9.

PubMed Аннотация | Google Scholar

46. Мори Т. [Хашитоксикоз и болезнь Хашимото с симптомами тиреотоксикоза]. Нихон Риншо (1980) 38: 1677–83.

PubMed Аннотация | Google Scholar

49. Вальдхаусл В., Братуш-Маррайн П., Новотны П., Бухлер М., Форссманн В.Г., Люф А. и др. Вторичный гипертиреоз из-за гиперсекреции тиреотропина: изучение морфологии опухоли гипофиза, химии и высвобождения тиреотропина. J Clin Endocrinol Metab. (1979) 49: 879–87. DOI: 10.1210 / jcem-49-6-879

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

50. Gomez JB, Diaz MA, Jerez ML. [Третичный гипертиреоз. Критерии оценки. Rev Med. (1973) 17: 231–9.

PubMed Аннотация | Google Scholar

51. Куридес И., Риджуэй Э., Вайнтрауб Б., Бигос С., Гершенгорн М., Малуф Ф. Тиротропин-индуцированный гипертиреоз: использование уровней альфа- и бета-субъединиц для выявления пациентов с опухолями гипофиза. J Clin Endocrinol Metab. (1977) 45: 534–43. DOI: 10.1210 / jcem-45-3-534

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Прат Дж., Цао Д., Каринелли С. Г., Ногалес Ф. Ф., Ванг Р., Залудек С. Дж.. Классификация опухолей женских репродуктивных органов ВОЗ. Лион: МАИР (2014).

Google Scholar

55. Девани К., Снайдер Р., Норрис Х. Дж., Тавассоли, ФА. Пролиферативный и гистологически злокачественный зоб яичников: клинико-патологическое исследование 54 случаев. Int J Gynecol Pathol. (1993) 12: 333–43. DOI: 10.1097 / 00004347-199310000-00008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Ян Кью, Ян Х, Лю Цзы, Цзян Икс, Ли Дж.С., Су Н и др.Сонографические и патологические особенности яичникового зоба. Чжунго И Сюэ Кэ Сюэ Юань Сюэ Бао (2015) 37: 309–14. DOI: 10.3881 / j.issn.1000-503X.2015.03.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Helzberg JH, McPhee MS, Zarling EJ, Lukert BP. Гепатоцеллюлярная карцинома: необычное течение с гипертиреозом и несоответствующей выработкой тиреотропных гормонов. Гастроэнтерология (1985) 88: 181–4. DOI: 10.1016 / S0016-5085 (85) 80152-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60.Карри Дж., Пераль Ф., Сурреко М., Лухан А., Легуисамон Р., Мартинес Дж. И др. [Фиброламеллярная гепатоцеллюлярная карцинома: клинический отчет с паранеопластическим гипертиреозом (по поводу случая)]. Acta Gastroenterol Latinoam. (1989) 19: 155–64.

PubMed Аннотация | Google Scholar

61. Берджис Н., Балдауф А., Киттнер Т., Мансек А., Вирт М. [Паранеопластический гипертиреоз у пациента с метастазирующей тератокарциномой и чрезмерно высоким уровнем ХГЧ]. Aktuelle Urol. (2003) 34: 407–9.DOI: 10,1055 / с-2003-43174

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Oosting SF, de Haas EC, Links TP, de Bruin D, Sluiter WJ, de Jong IJ, et al. Распространенность паранеопластического гипертиреоза у пациентов с метастатическими несеминоматозными опухолями половых клеток. Ann Oncol. (2010) 21: 104–8. DOI: 10.1093 / annonc / mdp265

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Visser WE, de Rijke YB, van Toor H, Visser TJ.Статус щитовидной железы в большой группе пациентов с умственной отсталостью: исследование TOP-R (Thyroid Origin of Psychomotor Retardation). Clin Endocrinol. (2011) 75: 395–401. DOI: 10.1111 / j.1365-2265.2011.04089.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Krouse RS, Royal RE, Heywood G, Weintraub BD, White DE, Steinberg SM, et al. Нарушение функции щитовидной железы у 281 пациента с метастатической меланомой или карциномой почек, получавших только интерлейкин-2. J Immunother Emphasis Tumor Immunol. (1995) 18: 272–8. DOI: 10.1097 / 00002371-199511000-00008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

69. Амико Дж., Ричардсон В., Альперт Б., Кляйн И. Клиническая и химическая оценка функции щитовидной железы во время терапии амиодароном. Arch Intern Med. (1984) 144: 487–90. DOI: 10.1001 / archinte.1984.00350150071023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Гаммаж М., Франклин Дж. Амиодарон и щитовидная железа. Q J Med. (1987) 238: 83–6.

Google Scholar

73. Smyrk T, Goellner J, Brennan M, Carney J. Патология щитовидной железы при тиреотоксикозе, ассоциированном с амиодароном. Am J Surg Pathol. (1987) 11: 197–204. DOI: 10.1097 / 00000478-198703000-00004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74. Саад А, Фальцилья М, Стюард Д.Л., Никифоров Ю.Е. Амиодарон-индуцированный тиреотоксикоз и рак щитовидной железы: клинические, иммуногистохимические и молекулярно-генетические исследования случая и обзор литературы. Arch Pathol Lab Med. (2004) 128: 807–10. DOI: 10.1043 / 1543-2165 (2004) 128 <807: ATATCC> 2.0.CO; 2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Эльнаггар М.Н., Джбейли К., Ник-Хусин Н., Кожиппалли М., Паппачан Дж. М.. Дисфункция щитовидной железы, вызванная амиодароном: обновленная клиническая информация. Exp Clin Endocrinol Diabetes (2018) 126: 333–41. DOI: 10.1055 / a-0577-7574

CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Дэйк М., Мэдисон Дж., Монтгомери К., Шеллито Дж. Э., Хинчклифф В. А., Винклер М. Л. и др.Электронно-микроскопическая демонстрация лизосомальных телец включения в легких, печени, лимфатических узлах и лейкоцитах крови пациентов с легочной токсичностью амиодарона. Am J Med. (1985) 78: 506–512. DOI: 10.1016 / 0002-9343 (85)

-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Ямадзаки К., Мицухаси Т., Ямада Э., Ямада Т., Косака С., Такано К. и др. Амиодарон обратимо снижает экспрессию мРНК симпортера йодида натрия в терапевтических концентрациях и вызывает антиоксидантные ответы в супрафизиологических концентрациях в культивируемых фолликулах щитовидной железы человека. Щитовидная железа (2007) 17: 1189–200. DOI: 10.1089 / ты.2007.0215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Bartalena L, Bogazzi F, Chiovato L, Hubalewska-Dydejczyk A, Links TP, Vanderpump M. Рекомендации Европейской тироидной ассоциации (ETA) 2018 по лечению амиодарон-ассоциированной дисфункции щитовидной железы. Eur Thyroid J. (2018) 7: 55–66. DOI: 10.1159 / 000486957

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81.Гуаральди Ф., Ла Селва Р., Сама М. Т., Д'Анджело В., Гори Д., Фава П. и др. Характеристика и последствия дисфункции щитовидной железы, вызванной ингибиторами иммунных контрольных точек, в реальной клинической практике: долгосрочное проспективное исследование, проведенное специализированным учреждением. J Endocrinol Invest. (2018) 41: 549–56. DOI: 10.1007 / s40618-017-0772-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Пихлер Р., Вольфль С., Богнер С., Зульцбахер Х., Шамие А., Машек В. [Подострый тиреоидит с разрушением клеток и временным гипертиреозом в отчете о болезни Грейвса]. Acta Medica Austriaca. (2002) 29: 137–40. DOI: 10.1046 / j.1563-2571.2002.02008.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Вульф П.Д. Безболезненный тиреоидит как причина гипертиреоза: подострый или хронический лимфоцитарный? Arch Internal Med. (1978) 138: 26–7. DOI: 10.1001 / archinte.1978.03630250010006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

86. Симаока К. Тиреотоксикоз, вызванный метастатическим поражением щитовидной железы. Arch Intern Med. (1980) 140: 284–5. DOI: 10.1001 / archinte.1980.00330140142050

PubMed Аннотация |

.

Смотрите также